«Красноармейцы» генерала Клееберга

История сентябрьской кампании 1939 года до сих пор содержат в себе массу неизвестных фактов и событий. Особенно много “белых пятен” в истории т.н. “освободительного похода Красной Армии в Западную Беларусь и Западную Украину в сентябре 1939 года”. Об одном из таких эпизодов пойдет речь в данном материале.
«Красноармейцы» генерала Клееберга
istpravda.ru
«Мы идем за советскую родину

Нашим классовым братьям помочь.

Каждый шаг, нашей армией пройденный,

Прогоняет зловещую ночь».

Из советской песни 1930-х годов

Переход советскими частями “рижской границы” в ночь с 16 на 17 сентября 1939 года стал “ударом в спину” для частей Войска Польского, дислоцировавшихся в Западной Беларуси. К обороне против немцев готовились гарнизоны Гродно, Вильно, Пинска. Мужественно сражались с превосходящими силами вермахта защитники Кобрина. 



Красная Армия переходит "рижскую" границу



Боец Красной Армии. Реконструкция

Военное руководство Польши все еще надеялось на то, что западные союзники перейдут от слов к делу и нанесут удар по Третьему Рейху, войска которого уже крепко увязли в Польше. Но вместо Англии и Франции к реальным боевым действиям перешел восточный сосед Второй Речи Посполитой. 

В этой ситуации нахождение подразделений Войска Польского в Западной Беларуси стало бессмысленным. 17 сентября 1939 года командовавший оперативной группой “Полесье” генерал Франтишек Клееберг приказал начать отход вверенных ему подразделений в район румынской и венгерской границы. 

Позднее всех Полесье покинула дивизия «Кобрин». 14-17 сентября она дралась на подступах к одноименному западно-белорусскому городу с превосходящими силами гитлеровцев. 18 сентября это соединение польской армии отступило в направлении Дивинских лесов. 

На встречу солдатам из 79-го, 83-го, 84-го резервных пехотных полков, двигавшихся по Ковельскому шоссе, шли огромные колонны беженцев. Эти люди пытались спастись от гитлеровцев в восточных воеводствах, но теперь они бежали от новой опасности - большевиков. 

По воспоминанию очевидцев, среди гражданских лиц и военнослужащих Войска Польского обсуждалась информация о том, что Красная Армия якобы идет на помощь Польше и готовится дать отпор нацистам. Однако верили в это не многие. 

Дивизия “Кобрин” должна была передислоцироваться в район Влодавы для того, чтобы там переправиться через Буг. По воспоминаниям командира дивизии полковника Адама Эплера, война после 17 сентября 1939 года превратилась в некое подобие анархии. “Чужие войска в Польше, повстанцы на дорогах. Вокруг нас то тут, то там происходили столкновения передовых частей Красной Армии и вермахта. 

Часть штаба генерала Клееберга была атакована немецкими танками и мотопехотой. Но вскоре немцев разогнали…советские бомбардировщики. На наших глазах падает в лес немецкий бомбардировщик, сбитый двумя советскими истребителями. Наш авангард бьется с немцами, арьергард с большевиками, а против самолётов с красными звездами сражаются все. Это была странная война, которую вели все, против всех”, - писал в своих воспоминаниях Эплер. 



Солдаты Войска Польского

В районе Влодавы польские части, в том числе и дивизия “Кобрин”, перегруппировались и приготовились к переправе через Буг. Однако, вскоре здесь появились подразделения Красной Армии. В районе Пищи 84-й полк Войска Польского отбил атаку советской пехоты, которую поддерживали броневики. 

27 сентября дивизия “Кобрин” прибыла к месту переправы. В связи с тем, что все мосты были уничтожены, солдатам пришлось переправляться вброд. Все это время в районе концентрации польских войск кружили советские самолеты. 

Оказавшись во Влодаве, 83-й полк занял оборонительные позиции на северной окраине местечка. Подразделения 82-го и 84-го полков разместились в Адампольских лесах. Также в состав дивизии “Кобрин” вошли морские пехотинцы Пинской речной флотилии ВМФ Польши, под командованием командира затопленного ранее монитора «Городище» командора-поручика Стефана Каминского. Моряки были одеты в свою униформу с некоторыми элементами снаряжения пехоты. На некоторых из моряков вместо морских бушлатов были армейские шинели. 



Красноармейцы в бою. Реконструкция

Из состава дивизии была исключена батарея 75-мм орудий, которая была передана другим польским частям. Вместо орудий, которые эффективно сражались с нацистами под Кобрином, полковник Адам Эплер получил батарею полевых пушек, у которых отсутствовали прицелы. Проблемой было и то, что их расчеты состояли из молодых, не опытных солдат. 

29 сентября 1939 года генерал Франтишек Клееберг приказал солдатам Оперативной группы «Полесье» двигаться в район Коцка. Во время движения дивизия «Кобрин» подвергалась ожесточённым атакам советской авиации. Краснозвёздным самолётам солдаты Войска Польского могли противопоставить лишь крупнокалиберные пулемёты. 



К востоку от Гуры Пуховой части  польского 82-го полка были атакованы советской пехотой при поддержке танков. «Жовнежам» удалось отбить эту атаку и отбросить противника. 

На дороге из Городища до Яблони было большое скопление советской военной техники. Это были подразделения советской 143-й стрелковой дивизии (487-й и 635-й стрелковые полки), которая входила в состав 4-й армии Белорусского фронта. 

Развернув батарею 75-мм орудий, солдаты Войска Польского ударили по противнику. Первыми же выстрелами было подбито несколько машин и танков. Не дожидаясь, пока противник придет в себя, части 82-го пехотного полка Войска Польского пошли в наступление на деревню вдоль дороги Гура Пухова-Яблонь. Батальон морской пехоты наступал на северную часть населённого пункта. 



Боец батальона морской пехоты Пинской речной флотилии ВМФ Второй Речи Посполитой. Реконструкция



Польские моряки, защищавшие Вестерплятте

Навстречу польским морякам и пехотинцам выехало около десятка советских лёгких танков, которые тут же были обстреляны из 75-мм орудий кобринской дивизии.  Один танк был подбит, а другие отступили. 

На плечах отступающих красноармейцев «жовнежи» и «марынажи» вошли в населенный пункт. Морские пехотинцы обстреливали пытающиеся выехать из деревни советские машины. Командир дивизии Кобрин полковник Адам Эплер вспоминал: «Осмотрев подбитый советский танк, польские солдаты сразу же сняли с него крупнокалиберный пулемет. Рядом с подбитой машиной лежала груда советской макулатуры: листовки, газеты «Красная Звезда». На страницах этих газет в нашу сторону летели гром и молнии за «преступления», которые мы совершили, защищая Польшу». 

Вскоре над Яблоней появилась эскадрилья советских самолётов и атаковала польскую пехоту, стреляя из крупнокалиберных пулемётов. В ответ «жолнежи» развернули свои пулемёты и открыли огонь по противнику. Сделав несколько заходов и сбросив бомбы, советские «асы» ретировались.

Подразделения 82-го полка заняли позиции в деревне и на шоссе Вишница-Парчев, 83-й полк разместился в местечке Колян, 84-й – в Пуховой Гуре, 79-й – в Калинке, наконец, дивизионная кавалерия в Пашенках. 



Пленение красноармейцев. Реконструкция







В результате боя в польском плену оказалось около 50 красноармейцев и один советский офицер.  Командование дивизией «Кобрин» приняло решение допросить пленных «освободителей». 



Допрос пленного бойца Красной Армии



Оказалось, что многие из них являются уроженцами граничащей с Беларусью Черниговщины. Большинство из них служило в 487-м стрелковом полку. В основном это были молодые, двадцатилетние парни, работавшие до войны в колхозе. Худые, не высокие. Одеты они были в старые, вытертые гимнастёрки и суконные шинели без пуговиц. 



В небе самолёты с красными звёздами...

В разговоре с польскими офицерами, красноармейцы «уточнили», могут ли они обращаться к полякам, используя слово «товарищ». Однако, вскоре, бойцы РККА освоили слово «пан». Полковник Адам Эплер в своих воспоминаниях писал, что красноармейцы признались, что не хотели сражаться против польской армии. 

Когда Красная Армия вошла в Польшу, комиссары говорили солдатам, что это учения. Затем, советским солдатам стали говорить, что они идут воевать с Германией. Наконец красноармейцам выдали боеприпасы и объявили, что Красная Армия должна уничтожать «банды польских офицеров». 



Полковник Войска Польского Адам Эплер, командовавший в сентябре 1939-го дивизией "Кобрин"

Из-за отсутствия лагеря для военнопленных и гауптвахты польское командование приняло решение отпустить пленных. Офицер Войска Польского сказал красноармейцам, что те будут отправлены на восток, либо же если они пожелают, то могут быть переданы немецким войскам, ведь вермахт – союзник Красной Армии. 



Однако, советские солдаты, вдруг стали умалять, не отдавать их своим. Они кричали, что  «в Польше каждый живет как в Америке: у каждого дом, земля и даже крыши домов целые». Вчерашние бравые бойцы армии первого государства рабочих и крестьян в одну секунду превратились в ярых врагов советского строя. 

Польские офицеры с нескрываемым удивлением наблюдали за этими метаморфозами. Они ожидали увидеть советских фанатиков, а в реальности, пленные оказались несчастными людьми, для которых растерзанная войной Польша стала образцом благополучия. 

Наконец, красноармейцы открыто попросили…зачислить их в ряды Войска Польского. И…поляки приняли их к себе на службу. Бывшие солдаты РККА сражались в составе Оперативной группы «Полесья» до конца и те из них, кто остался жив, позднее оказались в немецком плену. Дальнейшая судьба этих людей, к сожалению, не известна… 

Вскоре несколько советских танков попытались прорвались в деревню Яблонь, однако польским частям удалось отбить эту атаку. В ночь с 29 на 30 сентября дивизия «Кобрин» отошла в район Миланова. 

В районе Парчева польские части были атакованы авиацией РККА. В составе дивизии «Береза» было зенитное орудие, которое польским артиллеристам удалось найти на одной из дорог. С его помощью солдаты Войска Польского пытались противостоять «сталинским соколам». 



Пленённые солдатами полковника Эплера красноармейцы решили воевать в составе частей Войска Польского

Вскоре в Миланове части 79-го пехотного полка были атакованы советскими кавалеристами. Затем в атаку пошла пехота РККА, причем красноармейцы шли двумя рядами в полный рост с примкнутыми к винтовкам штыками. Эта атака напоминала психическую и была рассчитана на то, что спровоцирует немедленную панику в рядах польских солдат.


Однако, «жолнежи» не побежали. В некоторых местах дошло до штыковых и рукопашных боев. В конце концов, батальон 79-го и рота 83-го полков пошли во встречную атаку на наступавших красноармейцев. В результате этого боя советская сторона потеряла около 100 убитыми и ранеными, а 60 красноармейцев оказались в польском плену. 

Кроме этого, в руках «жолнежей» оказалось большое количество трофейного оружия, в том числе одна пушка. На протяжении следующих дней кобринчане предприняли марш через Адамов и Гулов и атаковали немцев в районе местечка Серокомля. 5 октября 1939 года дивизия «Кобрин» участвовала в боевых действиях у Воли Гуловской, но вскоре, в связи с нехваткой вооружения и боеприпасов вынуждена была капитулировать…



Красноармейцы на политзанятии в Западной Беларуси, сентябрь 1939-го

Таков боевой путь одной из частей Войска Польского, входившей в состав Отдельной оперативной группы польских войск «Полесье». В рядах дивизии «Кобрин» сражалось немало уроженцев Западной Беларуси. 

Эти люди героически защищали свой город в боях с нацистами. Затем они мужественно сражались против советских войск. Ответ на вопрос, почему западные белорусы до конца оставались верными польской присяге дают…пленные красноармейцы, взятые в плен «жолнежами» в боях под Пуховой Гурой. 

Оказавшись в руках по сути разбитой польской армии, эти люди не захотели «свободы». Они знали, что их ждет, если они вернутся в СССР. Красноармейцы, привыкшие к трудодням и рабскому труду в колхозах, увидев аккуратные фольварки и маёнтки в наиболее бедной части Польши, коими были «кресы», решили до конца сражаться за страну, которая «притесняла рабочих и крестьян» и, в соответствии с советской пропагандой, была «тюрьмой народов». Плененные поляками бойцы Красной Армии выбрали пусть и короткую, но свободу от сталинизма и коммунизма. Такова еще одна страница истории сентябрьской кампании 1939 года. 

Члены Группы военно-исторической реконструкции «Белорусы в Войске Польском» воспроизвели описанный в статье эпизод «освободительного похода Красной Армии в Западную Беларусь и Западную Украину». 
Игорь Мельников, "Историческая правда"
00:37 17/09/2013
загружаются комментарии