Варфоломеевские дни

В 2014 году Россия отметит 700-летие со дня рождения преподобного Сергия Радонежского. Дата условная, так как точных данных не только о дне, но и о годе рождения основателя Троице-Сергиевой лавры не сохранилось. А вот места, связанные с жизнью Варфоломея Кирилловича, впоследствии преподобного Сергия, совсем не условны. И имеют совершенно конкретные адреса, прежде всего в северном Подмосковье. Про Лавру в Сергиевом Посаде знают все. Но есть еще Радонеж и Хотьково…
Варфоломеевские дни
Мой напарник по репортажам и путевым заметкам фотограф Александр Бурый переживает. Впереди – натурная съемка, нужен «хороший свет», а над Ярославским шоссе тучи – в боевой раскраске и ветер – пригоршнями бросает дождинки на лобовое стекло. Вот наконец и отметка «56-й километр», указатель на Радонеж, съезд… 

«Наконец» – это вовсе не потому, что дорога дальняя. Какая уж тут даль, если до Радонежа от Московской кольцевой автодороги каких-то 40 верст. Это потому, что живет в душе уверенность: едва окажемся в Радонеже – будет нам солнце. Бывал там десятки раз. И не помню случая, чтобы солнца не было. Даже по зиме. 

Сегодня Радонеж формально – село в Сергиево-Посадском районе Московской области. По переписи 2010 года населено… пятью постоянно проживающими гражданами. На деле – больше похоже на дачное место, в котором по обе стороны единственной улицы протянулось пять десятков домов. По большей части простеньких, обшитых светлым сайдингом. Имеются магазины, кафе, автосервис – все, что нужно. И тем, кто проживает тут «непостоянно», и тем, кто приезжает на службу в Преображенскую церковь да за водой к источнику преподобного Сергия. 

А когда-то Радонеж знавал куда более беспокойные и славные времена. Археологи, с удовольствием копающие в здешних весях, утверждают, что поселение тут возникло еще в XI веке. И основал его некий славянин по имени Радонег. Отсюда – и само название места. К слову, не оригинальное. Известно еще, по крайней мере, два Радонежа на Руси: во Владимирской области и на границе Орловской и Курской. 

Есть версия, что первый укрепленный городок срубили здесь новгородские купцы, искавшие новые торговые пути к Волге. 

Когда земли Ростово-Суздальского княжества оказались под ордынцами, Радонеж облюбовали приезжие сборщики дани – баскаки. В память о непрошеных гостях местные крестьяне назвали две пустоши рядом с поселением: одну – Ханской, другую – Баскаковой. 

Еще при ордынцах, в первой трети XIV века, Радонеж оказался в составе Московского княжества. Москва тогда набирала силу, в том числе и за счет соседей. Из измученного поборами Ростова Великого народ посыпался на московские земли, под крыло великого князя Ивана Калиты, обещавшего всяческие послабления и бесплатную землицу. В 1330 году выехал из Ростова и обнищавший боярин Кирилл с женой Марией и тремя сыновьями: Стефаном, Варфоломеем и Петром, дабы осесть в городке Радонеж в излучине скромной речки Пажи. Вместе с Кириллом прибыл на новое место жизни еще один ростовский боярин – Иван Тормос. Родоначальник славного рода Тормасовых, одним из представителей которого был генерал Александр Тормасов, герой войны 1812 года. В это же время в Радонеже завязался знаменитый русский род бояр Ртищевых. Некоторые источники утверждают, что в этих местах чуть позже появился на свет Андрей Рублев. По крайней мере, монашеский постриг он принял в Троице-Сергиевом монастыре при игумене Никоне Радонежском.


Храм Преображения Господня в Радонеже, подворье Троице-Сергиевой лавры

Необычный холм 

…Машин на парковке у храма полно. С трудом отыскиваем свободное место. А ведь простое воскресенье, не более. Служба идет к концу, но народу все прибывает. Вот из забрызганной дорожной грязью «пятнашки» выбираются супруги с грудным младенцем, завернутым во взрослое одеяло. Радонеж – это обязательное солнце. Но и обязательный сильный ветер, по-хозяйски разгуливающий по вершине холма, на котором стоит храм. Но в храм – потом. Перво-наперво дорога лежит к памятнику, что стоит неподалеку. В 1988 году его установил тут знаменитый русский скульптор Вячеслав Клыков. Да, никакой ошибки в предыдущем предложении нет. Не только сам изваял, но и сам установил. Потому как не шибко желали ему помогать всяческие структуры. В атеистическом государстве ставился памятник преподобному святому Сергию – в такое и поверить-то было трудно. И по поводу национальности скульптора ошибки нет. 1988-й – это Советский Союз. И все мы – советские. А Вячеслав Михайлович всегда был русским. И в советское время – тоже. Не все скульптуры Клыкова равновелики. Например, конную статую маршала Жукова у Государственного Исторического музея в Москве никак не признать удавшейся работой. Но памятник в Радонеже бесспорен. Серо-каменная фигура монаха с ребенком настолько точна и уместна, что, кажется, не человеческими руками создана, а прислана нам небесными силами. И вовсе не четверть века назад, а очень давно. Когда бродил по здешним холмам и лесам юноша Варфоломей в мыслях о монашеском служении. 


Крест на сельском погосте в Радонеже. 

За спиной каменного монаха – деревенское кладбище. Разбитая дорога, стройматериалы по обочинам, кучи земли и щебня. Видать, к чествованию преподобного дорога уже не будет разбитой. Хотя она-то уж точно не ведет ни к храму, ни в будущее. Она тянется сотню метров к погосту на холме. Обычному деревенскому погосту на необычном русском холме. 

Валы, обнимающие холм, – рукотворные. Хотя при беглом взгляде и не догадаешься. Я, например, узнал об этом значительно позже первого посещения Радонежа в начале 90-х. Просто в голову не приходило искать информацию на эту тему. Это теперь она – на поверхности, сама в Интернете в глаза лезет. 

В XIV веке Радонежская волость принадлежала первой жене Ивана Калиты, великой княгине Елене. В 1330 году село упоминается в духовной грамоте великого князя, завещавшего его супруге. Но жена ушла из жизни на следующий год. Сам Калита скончался в 1340-м, и после его смерти Радонеж унаследовала вторая жена – великая княгиня Ульяна. Она прожила еще не менее тридцати лет. Ее земли частично унаследовал князь Серпуховской Владимир Храбрый. К тому времени Троицкий монастырь, основанный Сергием, был известен на Руси, и вряд ли, объезжая новые владения, князь Владимир не посетил обитель и не встретился с ее настоятелем. Видимо, им было что сказать друг другу. Неслучайно вскоре Сергий лично отправился в Серпухов, где заложил монастырь. 

Владимир Храбрый умер в 1410 году, и его владения раздробились на мелкие уделы между шестью наследниками. Одному из сыновей – князю Андрею – достался Радонеж. Видать по всему, Андрей Владимирович не был слишком амбициозным. В междоусобной возне князей, разгоревшейся в начале XV века, конечно, поучаствовал, но больше по обязанности, чем по желанию. Куда с большим пристрастием занялся благоустройством доставшегося скромного наследства. При нем-то Радонеж и обрел земляные валы, ров и деревянный кремль. Андрей Радонежский активно участвовал и в жизни Троицкой обители. В 1422 году способствовал канонизации преподобного Сергия.



Вид на храм Преображения Господня с древнего крепостного вала 

…Специалисты утверждают, что высота земляных валов достигала 5 метров. Охотно верится. Потому как и сейчас на вершину вала надо взбираться не меньше. А там вместо раскопок – могилы. Много могил. Так как хоронить тут начали давненько, а закончили всего несколько лет назад. И хоронили тут не только простых крестьян. В 1682 году недалече по приказу царевны Софьи были казнены отец и сын князья Хованские, чье имя получил стрелецкий бунт, который они и инициировали после смерти царя Федора Алексеевича. Из села Воздвиженского, до сих пор стоящего на другой стороне Ярославского тракта, обезглавленные тела казненных перевезли в Городок, то бишь Радонеж, где и погребли на местном погосте. 

Могилы Хованских решаем не искать, ибо это совершенно бессмысленно. А надписи на ближайших к краю вала надгробиях – все больше XXI века. Отсюда, с высоты, в разрыве хвойной стены на горизонте видны купола храма Александра Невского, что стоит в Воздвиженском. Рядом с тем самым местом, где Федор Шакловитый и приказал привести приговор Хованским в исполнение. 

Уверенно можно сказать, что погост возник не ранее второго десятилетия XVII века. Крепостицу, стоявшую на холме, равно как и само село, разорили в 1608 году польские отряды Лжедмитрия II, двигавшиеся на Лавру. Да так, что оправиться после этого Радонеж уже не смог. Хотя и числился уездным городом, в котором проходила Троицкая ярмарка, переведенная сюда из Сергиева Посада в 1490-х годах, и имел ямскую слободу на 40 ямщиков. Все богатство после разорения – 25 дворов да деревянный храм Преображения -Господня. 


Источник Сергия Радонежского на реке Паже. 

Святой источник 

Каменный, нынешний храм поставили в 1840 году. Он весьма традиционен, бел и… намолен. Даром что внутри от силы 50 человек поместятся. Убранство простое, служат монахи из Лавры. Две свечные лавки на входе забиты книгами, молитвенными предметами, сувенирами, но паства покупает только свечи. Сувениры – для туристов, которых сюда регулярно привозят автобусами. Вот и наш знакомый младенец в одеяле. Только сейчас, внимательно оглядевшись, замечаю, как много среди молящихся маленьких детей. Совсем маленьких. Думал, того, в одеяле, крестить привезли. Ан нет, просто воскресная служба в Радонеже, не более. 

Храм тоже приводят в порядок. Колокольня – в строительных лесах, на территории – кладки дорожной плитки и прочее строительное изобилие. От боковой калитки к источнику – свежесбитый деревянный настил с перилами, грубые ступени, площадки с фонарями. Вниз, вниз, вниз – метров 25 будет. Это новая и, вероятно, временная дорога к источнику Сергия и к купели. Старая вела вокруг холма и была нелегкой. Ступени высокие, неодинаковые, тропа узкая, не разминешься, вечером темень. А назад возвращаешься с водой в трехлитровых бутылях. Когда с двумя, а когда и с восемью. 

Лестница-времянка сразу выводит к источнику. Всего несколько месяцев назад он выглядел диковато. И не натуральный лесной родник, и не обихоженное людьми место. Вся цивилизация – это случайные бетонные плиты, треснувшие от воды и времени; две трубы, нависшие над бережком узенькой Пажи; икона преподобного и деревянный поминальный крест. А теперь – глаза не верят. Площадка уложена плиткой, две башенки и декоративная стена с маленькими куполами, метровые иконы Сергия и его родителей – святых Кирилла и Марии. Вода течет уже из четырех труб, что заметно сокращает очередь. Одна мелочь забылась: на старых трубах были приварены крючки, за которые цепляли неудобную тару. Не в комфорте дело. Вода в источнике очень холодная, пальцы мерзнут… 

В 1337 году родители Варфоломея умерли. Но не здесь, в Радонеже, а чуть далее, в Хотькове, куда в местный мирской монастырь они подались на старости лет. В том же году 40 дней в обители после кончины отца и матери провел и будущий преподобный Сергий. 


Старинная купель на реке Паже у храма Преображения Господня в Радонеже 

Ровесник Радонежа 

Сейчас Хотьково – это город с населением в 20 с лишком тысяч человек. Так вышло, что довелось видеть этот городок в детстве и отрочестве довольно часто. По нескольку раз в год. В тамошних роскошных лесах находился пионерский лагерь, куда меня регулярно отправляли в течение шести лет. Через Хотьково мы с песнями ехали на смену, через него же – с печальными глазами назад в Москву. На местной станции садились в электрички, отправляясь на экскурсии в Загорск. Когда в Лавру, у входа в которую развязывали и снимали красные пионерские галстуки. Когда на кукольную фабрику – лицезреть крохотные целлулоидные чудовища без рук, без ног, превращавшиеся на глазах в симпатичных кудрявых дурочек. 

Дорога знакомит с Хотьковом не с лучшей его стороны. Невольно едешь медленно, так как про дорогу я погорячился. Назовем ее так: путь… А раз медленно, то по пути успеваешь разглядеть многое. Пластмассоподобные складские ангары, неизбежные автосервисы и шиномонтажи, жуткие в своей архитектурной простоте позднесоветские жилые многоэтажки из серого силикатного кирпича. В жизни не подумаешь, что Хотьково – ровесник Радонежу и основал его славянский человек по имени Хотонег. Есть такое предположение у ученых мужей. Но сомнения в древности этого места исчезают сразу же, едва из-за поворота главной городской магистрали возникает мощный ансамбль Покровского монастыря. 


Стена Покровского Хотькова ставропигиального женского монастыря над берегом Пажи. 

Первые упоминания о Хотьковом монастыре – начало XIV века. Считается, что он был основан не позднее 1308 года. Иными словами, это одна из древнейших обителей в России. Сначала монастырь был мирским, то есть открытым для совместного проживания монахов и монахинь. Потому-то и выбрали именно его для последних месяцев жизни Кирилл и Мария. Удивительно, но их мощи уцелели за эти неполные семьсот лет, вместившие в себя и годы, для обители не самые радостные. Когда исчезали не только раки и иконы, когда рушились колокольни и срезали купола с храмов. Мощи святых Кирилла и Марии так и хранятся здесь. 

Я помню этот поворот с детства. Большой собор из темно-бурого кирпича, побитого временем и варварами, без крестов и куполов и с прорастающими сквозь крышу деревьями за невысокой каменной стеной на крутом берегу Пажи. А сама стена какая-то тусклая, равно как и трехэтажные корпуса у главных ворот. Будто нет за их окнами никакой жизни. Хотя бродили по закрытой территории учащиеся размещенного там сельхозтехникума, а в бесцветном корпусе бывшей богадельни, превращенном в городскую гостиницу «Русь», оседали редкие командированные. 

И становилось как-то неуютно в наших пионерских душах. Может быть, еще и потому, что мы были уверены: там, за оградой, – тюрьма. 


Возрожденный Никольский собор Хотькова монастыря – редкий российский образец византийской храмовой архитектуры 

Обнорская гора – так назывался холм тогда, когда здесь возник монастырь. И вот мы у подножия. Рядом с надвратной церковью Митрофана Воронежского, опирающейся на два 3-этажных келейных корпуса, – небольшой пятачок парковки. И тоже – со свободными местами не густо. Правда, с автомобильным стадом в Радонеже не сравнить. Сюда, в Покровский Хотьков ставропигиальный женский монастырь, чаще идут, чем едут. Либо местные идут, либо паломницы в частном порядке – от железнодорожной станции. 

Корпуса более не бесцветны. Выкрашены в желтое. Как и сама надвратная церковь, полностью отреставрированная и обретшая завершение, коего была лишена в 30-е годы прошлого века. Впрочем, купола и кресты вернулись всюду, где они должны быть. И на Покровский собор, в котором находится рака с мощами святых Кирилла и Марии. И на Никольский собор, тот самый, из бурого кирпича. 

Нынче кирпич уже не бурый. Никольский храм, построенный в 1904 году в великолепном византийском стиле, довольно редком для Центральной России, полностью восстановлен, до кирпичика. И ему возвращен его первозданный цвет – красно-морковный. А вот над Покровским колдуют строители и реставраторы. 


Спас под куполом Никольского собора 

Заходим в Никольский собор. Фотосъемка, само собой, запрещена. Но по личному указанию благочинной «Русскому миру.ru» позволяют. И надо ж такому случиться, что именно в эти минуты к алтарю несут большой Голгофский крест и устанавливают в положенном месте. 

В соборе хорошо и очень светло. Приходят на ум кадры из «Андрея Рублева», когда в только что отстроенной церкви с пустыми белыми стенами Андрей и его товарищи все никак не могут приступить к фрескам. Сколько света в этих кадрах! Вот и в Никольском соборе – не меньше. Может быть, потому, что стены тоже белые, без какой-либо росписи. И лишь в приделах да на квадратных могучих колоннах – иконы в окладах. Свет льется в большие окна, отражается на белом – просторно вокруг и спокойно. 


Внесение Голгофского креста в Никольском соборе

Так, в покое и трудах, жила обитель вплоть до Смуты. Богатством никогда не отличалась, числом монашествующих не выделялась. В XVI веке, когда монастырь стал женским, в Хотьковом числилось 35 насельниц. Во времена Смуты монастырь был разорен так же, как и Радонеж. Восстанавливался трудно, и, если б не царев стольник Василий Янов, выделивший средства на постройку первой каменной церкви, да не игумены Троице-Сергиевой лавры, помогавшие чем возможно, – глядишь, и не восстановился бы. Связь с Лаврой не прерывалась никогда. Там помнили, что в Покровском окончили земной путь родители игумена Сергия. Любопытное совпадение: каменные северные ворота, через которые путь из обители лежит в Сергиев Посад, были построены в 1745 году, сразу после того, как Сергиев монастырь получил почетное звание Лавры. Ныне эти северные Святые ворота с надвратной церковью Рождества Иоанна Предтечи – самое старое здание монастыря. 

Следующий удар по Покровскому был нанесен во времена царствования Екатерины Великой, сократившей количество монастырей в России и усложнившей материальное положение оставшихся обителей. Но вскоре, при Павле I, ситуация улучшилась, и весь XIX век Покровский Хотьков монастырь жил насыщенно и достойно. При нем работали мастерские, больница, школа на 70 учеников. В 1916 году здесь находилось 70 монахинь и 67 послушниц. 

Самое трудное время, понятно, – советское. Обитель умерщвляли по кусочкам. Монастырь закрыли в 1922 году, но монахиням позволили остаться жить в богадельне и служить в храмах. Через шесть лет всех насельниц изгнали. В 1931-м арестовали последнюю игуменью – Варсонофию Вторую. До ГУЛАГа она не дожила, погибла на этапе. Еще через год началось разрушение Никольского собора: разорили некрополь в крипте, плиты дорогого мрамора увезли в Москву, для украшения станций строящегося метро. Потом добрались до куполов… 

Жизнь вернулась в Покровский монастырь в 1989-м, когда одноименный храм вернули РПЦ. В 1990-м церкви возвратили и Никольский собор. Так день за днем начали собирать разбросанные камни. В 1992 году состоялись два важных события. В апреле были канонизированы Кирилл и Мария, родители Сергия Радонежского, а в августе Покровский женский монастырь возобновил работу. В том же году отмечалось 600-летие преставления преподобного Сергия. И вот в ближайшем будущем – еще одна круглая дата – 700-летие со дня его рождения. И может быть, славно, что история не сохранила нам точного знания этой даты. Историки спорят в амплитуде от 1 мая до 25 августа. Значит, есть логика в том, чтобы праздновать не Сергиев день, а Сергиевы дни. Разве плохо? 

*** 
…От Покровского монастыря один путь ведет на север – в Сергиев Посад, другой – в центр Хотькова и дальше – в Музей-усадьбу Абрамцево, известное место, принадлежавшее писателю Аксакову и позже меценату Мамонтову. Мамонтов к моменту покупки усадьбы уже успел пустить поезда по Ярославской железной дороге до Сергиева Посада. Станция 3-го класса появилась и в Хотькове. Скорее всего, художники мамонтовского круга – Илья Репин, Виктор Васнецов, Василий Поленов, Михаил Нестеров, Михаил Врубель, Константин Коровин – ездили к Савве Ивановичу по «железке». А вот Николай Гоголь, Иван Тургенев и великий актер Малого театра Михаил Щепкин путешествовали к своему другу Сергею Аксакову на лошадях. Стало быть, по Ярославскому шоссе, как стала называться эта дорога с начала XIX века. И неизбежно проезжали мимо Радонежа и Покровского монастыря. 

Неизбежно проехать мимо – как это порой замечательно звучит. 


Главная аллея Хотькова монастыря, ведущая к северным Святым воротам и надвратной церкви Рождества Иоанна Предтечи. 



Михаил БЫКОВ, Александр Бурый (фото), журнал «Русский мир»
03:00 22/05/2014
загружаются комментарии