Он освободил Белград

Почему не хотят вспоминать генерала Владимира Жданова?
Он освободил Белград
20 октября, столица Сербии город Белград в 69-й раз отметила День своего освобождения от немецко-фашистских оккупантов. В очередной раз очень скромно. Даже не упомянув имя своего освободителя – командира 4-го гвардейского механизированного корпуса 3-го Украинского фронта генерал-лейтенанта (позднее генерал-полковника) Советской армии Владимира Ивановича Жданова (1902-1964). Сербские средства массовой информации упомянули лишь имя черногорца, генерал-полковника Народно-Освободительной Армии Югославии Пеко Дапчевича...

А ведь в октябре 1944 -го жители ликующего Белграда назвали именем своего освободителя одну из центральных улиц столицы Югославии. Но времена меняются. После американских бомбардировок Белграда в 1999 году пришедшее к власти либеральное проамериканское правительство Республики Сербия во главе с З. Джинджичем отказалось от своей действительной истории и переименовало эту улицу, назвав её в честь участника Первой и Второй Мировых войн британского фельдмаршала Монтгомери. Потом, правда, выяснилось, что британский полководец ни малейшего отношения к освобождению Югославии не имел, и улице решили вернуть её старое сербское название.

Впрочем, выпадением исторической памяти страдают не только сербы. Ничуть не лучше и мы, русские. Вот передо мной раскрыта на 82-й странице единственная пока в своем роде «Великая Отечественная война 1941-1945». (М.: Советская энциклопедия, 1985). Открываем объемную статью «Белградская операция. 1944 г.». На двух страницах подробно рассказывается о том, как в октябре 1944 года развивалась «наступательная операция войск 3-го Украинского фронта, Народно-Освободительной армии Югославии и войск Отечественного фронта Болгарии, проведенная 28 сентября – 20 октября 1944 года».

В энциклопедии в двух местах (стр. 82-83, 668-669) говорится об операции освобождения Белграда в 1944 году, названы все её участники, даже те, кто и не принимал участия – например, войска Отечественного фронта Болгарии.

Назван даже удерживавший Белград гитлеровский генерал-фельдмаршал М. Вейхс. 

Нет в этой энциклопедии только подлинного освободителя Белграда - Героя Советского Союза, Народного Героя Югославии, генерала Владимира Ивановича Жданова. Более того, в именных биографических данных на букву «Ж» можно прочесть биографии члена Политбюро ЦК КПСС А.А. Жданова, генерал-полковника авиации В.Н. Жданова, однако нет героя Великой Отечественной войны, генерал-полковника танковых войск В.И. Жданова. Почему?

Как я понимаю, на основании лично у меня имеющихся данных, хранящихся в моих дневниковых записях 1959 года, в силу того, что Владимир Иванович, единственный из фронтовых генералов, ещё в 1956 году нашёл в себе мужество возразить партийному руководству КПСС во главе с Н. Хрущевым и не позволил исказить историческую правду. Вот этот-то эпизод и прошелся тяжелым стальным катком по судьбе генерала Жданова. Об этой истории мне лично рассказал сам Владимир Иванович.

В 1959 году я проходил срочную службу в спортивной роте Забайкальского военного округа в г. Чите. Первым заместителем командующего округом генерал-полковника Якова Крейзера был генерал-лейтенант Владимир Жданов. Но занимался этот первый заместитель не боевой подготовкой, а организацией спортивных занятий, формированием сборных команд округа по легкой атлетике и баскетболу для участия в первенстве Вооруженных Сил СССР. 

Я как раз входил в сборную по легкой атлетике, не раз наблюдал за деятельностью В.И. Жданова на этом поприще и меня, не скрою, сильно удивляло, почему боевой генерал, Герой Советского Союза, занимается столь несвойственным ему делом. Слухи ходили разные, в том числе и о том, что Жданова приказал направить в этот второразрядный округ сам Н.С. Хрущев. 

Поскольку общаться со Ждановым мне приходилось лично, и не один раз, то однажды, выбрав подходящий момент, я задал этот вопрос Владимиру Ивановичу. Тот неохотно ответил, что так оно и было, но в этот раз распространяться не стал. Лишь позже я узнал подробности не только этого случая, но и гораздо больше – о том, что генерал Жданов был именно тем человеком, который освобождал в октябре 1944 года от немцев столицу Югославии город Белград и лично знал И. Тито.

В конце 1950-х я еще не мог и предположить, что в будущем мне предстоит опубликовать несколько книг по Югославии, защитить кандидатскую и докторскую диссертации по югославскому социализму, но история новой Югославии меня уже сильно интересовала и тогда. И поэтому редкие беседы с Владимиром Ивановичем я аккуратно заносил в свой личный дневник, который начал вести ещё в 1953 году.

Мои дневниковые записи того далекого времени отражают и то совершенно неотразимое впечатление, которое на всех нас, военных спортсменов, производила личность генерала Жданова. Сейчас вот смотрю на его официальные фотографии, взятые из архивов, и убеждаюсь, что они совершенно не отражают той кипучей динамичной натуры, каким на самом деле был Владимир Иванович. На снимках невозможно угадать той незаурядной энергии, которая в буквальном смысле выплескивалась из него, когда он наблюдал за тренировками. Генерал не бегал за нами по полю стадиона. 

Нет, его любимая позиция была другая. Во время тренировок он любил поставить кресло на кромке поля или вблизи баскетбольной корзины и сопровождал обычно все действия спортсменов энергичными комментариями, которые подавались им не просто громко, а в буквальном смысле львиным рыком и в выражениях не всегда, скажем так, в рамках вежливого литературного языка. Всегда грамотно, по делу, грубовато, но не обидно. 

Впрочем, не обижались мы и по другой причине: нам же всем было по 19-20 лет, а Жданову уже было под 60, генерал, Герой Советского Союза, мы, конечно, смотрели на него не просто снизу вверх, но с обожанием. А уж когда он выпрыгивал из своего кресла и подходил к тебе вплотную с разговорами, тут уж каждый из нас стремился не упустить даже его обращенных к тебе междометий.

Вот краткое изложение этих бесед, позже дополненное моими специальными научными изысканиями.

В 1955 году Н. Хрущев, исправляя, как ему казалось, геополитические ошибки Сталина, совершил официальный визит в Югославию с целью восстановления отношений между КПСС и Союзом коммунистов Югославии и между СССР и ФНРЮ. А в июне 1956 года уже Иосип Броз Тито прибыл с визитом в СССР и подписал Московскую Декларацию. Отношения между нашими странами развивались по нарастающей. 

Но в октябре 1956 года произошли известные венгерские события, Москва ввела в Будапешт танки и силой подавила венгерский мятеж. Тито, под предлогом того, что Москва не сочла нужным проконсультироваться с ним, резко осудил эту акцию. Отношения между СКЮ и КПСС вновь резко ухудшились, Хрущев повторил ошибку Сталина: повел дело к разрыву с ФНРЮ. И в этом плане решил заставить 13 советских граждан, получивших в октябре 1944 года звание Народных Героев Югославии за освобождение Белграда, отказаться от этих наград. А начал с генерал-лейтенанта Жданова. И неожиданно наткнулся на жесткий отпор.

Как рассказал мне Владимир Иванович, он Хрущеву ответил так: «Сталин не посмел мне в 1948 году предложить такую глупость, неужели вы думаете, что это получится у вас?!»

Хрущев обиды не стерпел и приказал отправить строптивого начальника Военной Академии бронетанковых войск в ЗабВО генералом по спорту. Однако остальных Народных Героев Югославии тронуть уже не решился. Вот так боевой генерал оказался на периферии военной службы.

А с освобождением Белграда, по словам генерала Жданова, всё выглядело так.

В сентябре 1944 года войска 3-го Украинского фронта под командованием маршала Федора Толбухина вышли на Белградское направление. Это был важный стратегический успех. Взятие столицы Югославии влекло за собой выход Красной Армии на коммуникации группы немецких армий «Е», дислоцированных в Греции, и полное блокирование немцев на Балканском полуострове. Поэтому Белград защищала мощная группировка немецких армий «Ф» под командованием генерал-фельдмаршала Вейхса.

Сама операция штурма Белграда началась 28 сентября 1944 года, но только 12 октября 4-му гвардейскому механизированному корпусу под командованием генерала Жданова удалось выйти на границу города к мосту через реку Сава. Однако преодолеть мост с ходу при встречном ураганном огне без больших людских потерь было невозможно. На другом берегу Савы немцы сосредоточили 40 танков, 170 орудий и минометов. 

Поэтому Жданов наступление приостановил и запросил подкрепление. Командующий фронтом маршал Толбухин в телефонном разговоре заверил, что подкрепление будет, скоро подойдут части 1-й армейской группировки НОАЮ во главе с генералом Пеко Дапчевичем. На что командир мехкорпуса сказал, что ему необходимы не партизаны, а воздушная и артиллерийская поддержка. Толбухин заверил, что он договаривается с генерал-полковником авиации Судцом и скоро в распоряжение Жданова прибудут несколько эскадрилий 17-й воздушной армии и два артиллерийских полка.

Тем временем к мосту через реку действительно прибыли югославские партизаны. Энтузиазма Жданову они не прибавили. На разболтанных, с открытыми бортами трофейных грузовиках сидело несколько десятков облаченных в потрепанное обмундирование, вооруженных винтовками партизан. Под стать им был и командир, генерал-лейтенант Пеко Дапчевич, худой, в армейских ботинках, с немецким пистолетом в кобуре на поясе. Югославский генерал доложил, что прибыл в расположение корпуса по приказу Верховного главнокомандующего НОАЮ для того, чтобы совместно с русскими освобождать Белград.

Поздоровавшись с югославским генералом за руку, Жданов махнул рукой в направлении моста: «За мостом – столица твоей Югославии. Штурмуй!..» Как раз в это время немцы, заметив активность советских войск, открыли шквальный огонь по мосту. Дапчевич, посмотрев на все это, ответил: «Я не сумасшедший, посылать людей на верную смерть.»

– А я, значит, сумасшедший?! – вспыхнул Жданов. И, оставив югославского союзника, пошел к пункту связи. Вновь связался с Толбухиным и объяснил ситуацию. А в конце разговора в запальчивости произнес: «Это их столица. Они хотят её освободить. Я не возражаю. Пусть штурмуют. Я своих людей в бой не пошлю, пока не получу подкрепления».

Маршал помолчал, а потом произнес: «Владимир Иванович, партизаны должны войти в город вместе с твоими орлами. Не возражай. «Хозяин» (И.В. Сталин. – В.К.) приказал посадить их на твои танки и вместе с твоими бойцами начать штурм. Подкрепление уже движется. На взятие Белграда даю тебе три дня. Но чтобы в город вошел вместе с партизанами».

Три дня после этого разговора штурмовики утюжили немецкие позиции на другом берегу Савы, а потом в дело вступили артиллерийские полки. После чего Жданов посадил на броню своих танков советскую пехоту и югославских партизан, и корпус ворвался в столицу.

Судя по рассказу Владимира Ивановича, во время штурма Белграда никаких других войск, кроме 4-го мехкорпуса и партизан Пеко Дапчевича и близко не было.

…С генерал-полковником Пеко Дапчевичем мне довелось беседовать через 21 год после бесед с генералом Ждановым. Это случилось во время моей работы в советском посольстве в Белграде. На праздновании очередной годовщины освобождения Белграда я публично рассказал о своих беседах, которыми меня удостоил генерал Жданов в 1959 году. 

После официальной части в зале для фуршета ко мне с рюмкой в руке подошел худощавый генерал-полковник ЮНА и представился: Пеко Дапчевич. Ему было в то время уже 67 лет, но выглядел он очень подтянуто. «Всё ты правильно, первый секретарь, рассказал. – произнес он. – Всё именно так и было с освобождением Белграда».

К сожалению, судьба не была благосклонной к Владимиру Ивановичу Жданову. Руководство Вооруженными Силами не могло, конечно, перечить Первому секретарю ЦК КПСС, но все-таки стремилось уберечь генерала от гнева Хрущева и прятало его от глаз партийного вождя. 

Уже в октябре 1961 года Жданова назначают старшим военным специалистом в Народную армию ГДР, а спустя очень короткое время возвращают его на прежнее место службы – начальником Военной Академии бронетанковых войск. В октябре 1964 года, сразу после пленума ЦК КПСС, который освободил Хрущева от должности, начальник Генерального штаба Вооруженных Сил СССР маршал Бирюзов инициирует присвоение Жданову звания генерал-полковника и берет его с собой в поездку в Югославию на празднование 20-летия освобождения Белграда.

Но 19 октября самолет с советской военной делегацией потерпел катастрофу под Белградом. Погибли все, кто в нем находился...

Похоронен Владимир Иванович в Москве, на Новодевичьем кладбище.
Владимир Кузнечевский, stoletie.ru
00:13 29/10/2013
загружаются комментарии