Околокрепостная битва

Эксперты ЮНЕСКО намерены помешать строительству нового здания Соловецкого музея.
Околокрепостная битва
Строительство музейного комплекса на Соловках неподалёку от монастыря вызвало негативную реакцию российских экспертов ЮНЕСКО. В свой «чёрный» список они также внесли «здание» аэропорта. Причастна ли областная и муниципальная власть к скандалу и какова степень обоснованности претензий?

Часть экспертов уверена, что непрекращающаяся урбанизация представляет собой серьёзную угрозу для целостности архитектурного ансамбля, и считают недопустимым, что вокруг монастыря ведётся строительство и хозяйственная деятельность.

Ансамбль Соловецкого монастыря вошёл в список всемирного наследия ЮНЕСКО (спецучреждения ООН, занятого вопросами образования, науки и культуры) в 1992 году. В повестку состоявшейся в Стамбуле 40-й сессии организации включён проект резолюции в отношении России в связи со строительством новых объектов на Соловках. И как сообщает РИА «Новости», документ был одобрен без обсуждения.



Работа над замечаниями

— Жизнь не стоит на месте: хотим мы или нет, но ландшафт на Соловках с XVI века меняется, — поясняет свою позицию руководитель агентства по развитию Соловецкого архипелага Архангельской области Роман Балашов. — Наша задача — понять и наработать механизм взаимодействия с ЮНЕСКО, найти правильные формы, которые позволили бы области решать социальные задачи и минимизировать последствия для объекта всемирного наследия.

С ЮНЕСКО региональная власть напрямую не работает, только через министерство культуры и министерство иностранных дел РФ. Около двух лет назад из минкульта в правительство области пришёл документ, содержащий много критики ЮНЕСКО по ситуации на Соловках. Пришлось вносить изменения в стратегию развития Соловецкого архипелага. А правительство РФ выработало для региона алгоритм согласования с ЮНЕСКО объектов строительства.

Вообще, помимо упомянутых музея и аэропорта на архипелаге запланировано немало новых сооружений, подлежащих экспертизе.

— Каждый объект, строящийся на Соловках, независимо от формы собственности (областная, районная или муниципальная) мы проводим через процедуру оценки воздействия. После этого направляем через МИД или министерство культуры документы на сессию ЮНЕСКО, — пояснил Роман Балашов.

На сессию Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО была направлена для рассмотрения информация по объектам, относящимся к полномочиям Архангельской области: Тамарин причал, проект строительства комплекса очистных сооружений, реконструкции муниципальной бани. Затем будет направлен материал по реконструкции дома культуры. Также, по словам главы агентства, в дальнейшем будут оценены проекты грузового причала, причала маломерного флота, проекта здания больницы и детского сада и т. д.

— Мы работаем над тем, чтобы при разработке проектно-сметной документации учесть те замечания, которые мы получили по процедуре оценки воздействия. И до конца года мы планируем направить в ЮНЕСКО информацию по всем остальным зданиям, — сообщил Роман Балашов.


Макет Музея

Здание, которого нет


Самое интересное кроется в конкретных деталях. Ситуация, когда эксперты ЮНЕСКО бьют набат по поводу здания аэропорта, сама по себе забавна, поскольку на данный момент нет даже проекта нового строения.

— Мы с удивлением прочитали, что ведётся строительство здания аэропорта, — говорит Роман Балашов. — Предполагаю, что причина недоразумения — в некорректном переводе (резолюция была опубликована на английском языке. — ред.). Сейчас мы только начинаем работу по формированию эскизного проекта и одновременно запускаем процедуру оценки воздействия предполагаемого строительства нового здания аэропорта на объект всемирного наследия. Мы должны обосновать место, где должно находиться здание и какой оно будет иметь вид.

По словам Дмитрия Яскорского, на момент подготовки публикации — заместителя министра строительства Архангельской области — начальника управления архитектуры и градостроительства, эскизное предложение готовилось по заказу Второго архангельского объединённого авиаотряда для оценки приблизительного финансирования строительства. Сейчас аэропорт находится в федеральной собственности. А поскольку здание не удовлетворяет современным представлениям о комфорте, то строить его рано или поздно всё равно придётся. И очевидно, что построено оно будет, скорее всего, в районе давно существующей взлётной полосы, а не в глубине соловецкого леса.

— Но московская и питерская либеральная общественность подняли шум вокруг эскизных предложений, — говорит Дмитрий Яскорский. — Всё ради того, чтобы показать, какие горячие сторонники ЮНЕСКО есть в метрополиях. Но на самом деле предмета для шума пока нет. Проекта как такового никто еще не разрабатывал, поэтому ЮНЕСКО свою озабоченность, к сожалению, основало на придуманном объекте. Когда проект будет готов, он должен получить оценку воздействия на объект всемирного наследия и направлен на согласование в ЮНЕСКО до строительства. 

Нарушитель конвенции

Дмитрий Яскорский занимается вопросами градостроительства давно и хорошо знаком с регламентами ЮНЕСКО. Причины проблем, на его взгляд, нужно искать в юридической плоскости: российское законодательство никак не учитывает подходы и понятийный аппарат этой организации.

— У нас законодательство никоим образом не имплементировано с требованиям конвенции ЮНЕСКО, которая обозначает обязательства стран-участников в отношении культурного наследия. В России — своё законодательство. И за его исполнением строго следит прокуратура, — говорит экс-сотрудник правительства области.

Установленные требования ЮНЕСКО требуют чёткого оформления границ объектов на архипелаге. Но в российском законодательстве нет понятия «границы объектов всемирного наследия» и нет понятия «буферная зона». По идее, подготовить «синхронизацию» российских законов и правовых актов ЮНЕСКО могло бы министерство культуры РФ, но, по словам Дмитрия Яскорского, министерство не проявляет инициативу, а регион попросту не в праве брать на себя такие полномочия.

Зато минкультуры ссылается на 15-ю статью Конституции РФ, в которой говорится, что подписанные Россией международные договоры и обязательства перед международными институтами устанавливают приоритет исполнения этих конвенций и соглашений, а не российского законодательства.

Однако в ситуации с начатым строительством музея на Соловках ведомство попало в юридическую и логическую ловушку.

Возведение объекта с 2014 года ведёт ООО «Архстроймеханизация» (Москва). Заказчиком выступает Северо-Западная дирекция по строительству, реконструкции и реставрации министерства культуры РФ. Стоимость строительства — около 700-780 миллионов рублей. Музей строится в районе Святого озера, напротив крепостных стен монастыря. Здание по проекту двухэтажное. Предусмотрен подвальный этаж. Согласно проекту, здание «врезается» в холм, поэтому часть стен подвала будет видна, и строение частично приобретает вид трёхэтажного.

— Строительство здания на Соловках велось по всем требованиям федерального законодательства. Инвестором этого строительства является министерство культуры РФ, которому подчинён соловецкий музей. Но оценку воздействия на объект всемирного наследия до начала строительства министерство не провело, — поясняет Дмитрий Яскорский. — Кто нарушитель конвенции? — министерство культуры РФ.

«В монастыре братия должна молиться»

Впрочем, по мнению Дмитрия Яскорского, с градостроительной и архитектурной точки зрения возведение здания музея «оправданно и возможно». А публичные споры связаны с тем, что искусствоведы и культурологи дискутируют, какой исторический период выбрать под реставрацию.

— Здесь есть принципиальное расхождение экспертов-архитекторов и культурологов-искусствоведов. Градостроители, как правило, исходят из того, что жизнь находится в развитии и каждое поколение в своей стадии развития обогащает культуру. Если говорить о центральном комплексе Соловецкого монастыря, то он тоже претерпевал постоянные изменения. Расцвет монастыря пришёлся на конец XIX — начало XX века, когда он приобрёл законченные архитектурные формы со всеми многочисленными памятниками, церквями, храмами, келейными корпусами и хозяйственными постройками. Но реставраторы продолжают свои важные дискуссии на какой исторический период восстанавливать его отдельные части. В этих спорах принимают участие и эксперты ЮНЕСКО, — говорит Дмитрий Яскорский.

В необходимости появления новых современных помещений под музейные нужды абсолютно убеждён Роман Балашов.

— Приспосабливать монастырские постройки под музейные функции — неправильно. Простой пример: нет ни одного нормального зала для проведения конференций, нет нормальных фондохранилищ, реставрационных помещений. Это всё нужно строить с нуля вне стен монастыря. В монастыре братия должна молиться. А музей, как светское учреждение, должен быть выведен из стен, — говорит Роман Балашов.

ЮНЕСКО, православие и местные жители

Как правило, в разговоре о Соловках невозможно избежать темы духовности. По мнению Дмитрия Яскорского, либеральная общественность, транслирующая свои претензии по поводу угрозы всемирному наследию на Соловках, не учитывает сакральную миссию монастыря в развитии Русской православной церкви, а говорит лишь о технических деталях. Например, проблемой может стать воссоздание утраченных старых церквей монастыря.

Эксперты ЮНЕСКО не поддерживают такие важные с точки зрения православия замыслы и считают что необходимо оставить монастырь в том полуразрушенном виде как сейчас, говорит Яскорский. По мнению архитектора, такой подход контрпродуктивен и противоречит объективному желанию православных людей воссоздавать утраченные святыни.

У местных жителей, разумеется есть свой взгляд на строительство и реконструкцию. По словам соловчанки Валентины Музыкиной, часть островитян негативно относится к происходящему. — Люди видят, что исковеркана земля, выворачиваются камни, портится строительством ландшафт, — говорит Валентина Музыкина. — Есть ощущение, что работают люди, которым наплевать на остров. Про новый музей трудно сказать: в стадии строительства всё выглядит некрасиво. Здание расположено не очень близко к монастырю, и, конечно, если оно необходимо, его нужно строить, но население острова ко многому относится скептически. Те, с кем я общаюсь, большой радости не испытывают.




Вадим Рыкусов ("Регион 22")
03:24 19/07/2016
загружаются комментарии