Генерал от революции

В советские годы имя Фрунзе было окружено ярким ореолом славы, недаром в честь него были названы столица Киргизии, теперешняя общевойсковая академия, старейшее военно-морское училище в Ленинграде, станция метро, набережная на левом берегу Москвы-реки… Едва ли не в каждом городе России есть Фрунзенский район. А что мы знаем об этом человеке?
Генерал от революции
Теперь о Михаиле Васильевиче вспоминают, к сожалению, очень редко. А ведь его пример поразительной целеустремленности, умения преодолевать трудности и преграды достоин всяческого подражания. Генерал от революции, как называли его современники, не имея военного образования, обладал несомненным полководческим талантом, даром организатора и трибуна. Этот самородок стал одним из главных авторов советской военной доктрины. И кто знает, как бы складывались взаимоотношения Сталина и высшего комсостава Красной Армии, если бы жизнь наркомвоенмора Фрунзе внезапно не оборвалась?

"ВРЕМЯ ПАРТИЗАНЩИНЫ КОНЧИЛОСЬ…"

В НОЯБРЕ-декабре 1918 года красноармейцы ряда частей 4-й армии Восточного фронта, прикрывавшей подступы к Саратову, под влиянием эсеровской агитации взбунтовались. Мятеж начался с Орловско-Курильского полка, стоявшего у станции Озинки. Реввоенсовет Республики своим решением назначил Михаила Фрунзе командармом бунтарей. Ознакомившись в начале февраля 1919 года с обстановкой в штабе 4-й армии в Самаре, Фрунзе решил немедленно выехать в Уральск, который стал центром мятежа.

Прибыв на место, Фрунзе назначил смотр 22-й и 25-й дивизий. Вид "воинства", толпой вывалившего на базарную площадь, производил ужасающее впечатление. Назвать это сборище воинским формированием было невозможно — расхристанные бойцы в шапках, сдвинутых на затылок или нахлобученных по брови, с дымящимися самокрутками в зубах. После смотра Фрунзе приказал командирам частей явиться в штаб 22-й дивизии. 



— Никогда, даже в самые бесславные времена, русские солдаты и офицеры не позволяли себе настолько забыть свое воинское звание, пасть так низко! — говорил Фрунзе. — Больше такого бесстыдства я не потерплю. Время партизанщины кончилось, и командир, который, как железным обручем, не стянет дисциплиной вверенную ему часть, — будет отвечать по всей строгости законов военного времени…

За месяц с небольшим Михаил Васильевич сумел укрепить армию, превратить полупартизанские формирования, готовые в любой момент поднять мятеж, в регулярные, боеспособные части. Постепенно дисциплина в армии пришла в порядок. На командные и политические должности Фрунзе выдвигал проверенных им людей, в том числе прибывших с ним иваново-вознесенских дружинников-добровольцев. Это с его легкой руки комиссаром 25-й чапаевской дивизии стал Дмитрий Фурманов.

В начале марта 1919 года Фрунзе назначают командующим Южной группой войск Восточного фронта, в которую вошли 4-я армия и части, действовавшие в районе Оренбурга.

Между тем зимнее затишье на Восточном фронте сменилось активными действиями. В наступление перешла Западная армия генерала Ханжина, угрожая перерезать коммуникации Южной группы Красной Армии и при содействии Оренбургской и Уральской казачьих армий соединиться с войсками Деникина. Этого нельзя было допустить.

План ответного контрудара, разработанный Фрунзе, заключался в том, чтобы за счет ослабления второстепенных направлений собрать в районе Бузулука все боеспособные соединения и нанести мощный удар по левому флангу и тылу основной группировки наступающего противника, отрезать ей пути отхода и в последующем завершить разгром основных сил адмирала Колчака.

28 апреля 1919 года войска Южной группы перешли в контрнаступление, а спустя месяц командир 6-го белогвардейского корпуса генерал Сукин докладывал генералу Ханжину : "В погоне за территорией мне приказано было… заставить части корпуса умереть, что ими выполнено с доблестью и мужеством. Прошу произвести расследование, так как считаю, что гибель корпуса есть преступление государственное".

Но совесть генерала Сукина была чиста. Просто перед его войсками оказался совсем не тот противник, с которым имели дело еще полгода назад…

В августе 1919 года Фрунзе назначают командующим Туркестанским фронтом.



Первоначально войска Турфронта провели Актюбинскую наступательную операцию по разгрому армии генерала Белова. Овладев Южным Уралом и восстановив связь с Туркестаном, войска Фрунзе ликвидировали красноводскую и семиреченскую группировки белых и осуществили Уральско-Гурьевскую операцию по разгрому Уральской казачьей армии. Вслед за этим на повестку дня встала борьба за Среднюю Азию, в которой Михаил Васильевич проявил себя не только решительным военачальником, но и искусным дипломатом, прекрасно знающим местные обычаи и нравы, которые он изучал в ходе частых поездок по Туркестанскому краю, зачастую небезопасных и рисковых.

Перенеся свою ставку из Самары в Ташкент после взятия Эмбинского нефтеносного района, Фрунзе побывал в Самарканде, Коканде, Намангане, пограничной Кушке и во многих других городах и кишлаках. Особенно его тревожила ситуация в Ферганской долине.

По указанию Фрунзе по всей долине для борьбы с басмачами формировались добровольческие отряды, которые оказывали неоценимую помощь регулярным частям.

Финалом туркестанской эпопеи Фрунзе стало взятие Бухары. Захватить ее нужно было во что бы то ни стало, ведь враждебно настроенный к русским бухарский эмир Сеид-Алим создал на своей земле настоящее осиное гнездо, где планировались диверсионные операции против Туркестанской республики. Вступать в полномасштабную войну с Красной Армией эмир не решался, однако его отряды постоянно провоцировали приграничные стычки.

Когда части Фрунзе подошли к Бухаре на расстояние пушечного выстрела, Сеид-Алим скомандовал крепостным батареям открыть огонь. На третьи сутки осады Бухары Сеид-Алим тайно бежал из города, забрав с собой гарем и драгоценности, и укрылся в Афганистане. А подразделения красноармейцев штурмом овладели его столицей. 5-й стрелковый полк одним броском захватил Мазар-Шерифские ворота, а 12-й татарский полк через Каршинские ворота ворвался на узкие улочки Бухары. Не успевшие скрыться солдаты эмира сдались красным бойцам.

После взятия Бухары Реввоенсовет Республики вызвал командующего Турфронтом Фрунзе в Москву, и уже 28 сентября назначил его на должность командира Южного фронта и направил в Харьков.

Историки отмечают, что в период командования Южным фронтом особенно раскрылся у Фрунзе дар глубоко анализировать обстановку, силы и состояние противника, его умение предвидеть вероятные неприятельские действия. Как и ожидал Михаил Васильевич, Врангель, приостановив в начале октября продвижение к Донбассу, начал вторжение 80-тысячной армией на Правобережную Украину в районе Никополя и Александровска. Очевиден был замысел барона прорваться на соединение с польскими войсками Пилсудского.

Ответные удары войск Южфронта были стремительными и напористыми. На Правобережье перебрасывались лучшие войска, здесь разгорелась ожесточенная битва. Фрунзе удачно использовал авиацию: все самолеты фронта были собраны в две группы, северную и южную, которые непрерывно бомбили дивизии Врангеля. На исходе 12 октября атаки врангелевцев захлебнулись. "Выход противника на правый берег у Александровска и Никополя окончился поражением его 1-го корпуса и гибелью его лучшей конницы, что явилось поворотным пунктом кампании и началом разгрома Врангеля", — писал Фрунзе впоследствии.

Наряду с усилением фронта он в эти дни много занимался и укреплением тыла. Большое значение имело соглашение с Махно, подписанное в Старобельске 2 октября. Согласно ему, повстанческая армия батьки прекращала нападения на коммуникации красных и входила в состав войск Южного фронта.

В ноябре разгорелось сражение на Каховском плацдарме, который барон Врангель попытался ликвидировать, сделав ставку на сокрушительный удар техники. Впрочем, бронетанковый удар не оказался для красных неожиданностью: разведка предупредила командование Южного фронта о полученной бароном от англичан стальной новинке. Поэтому под Каховкой по приказу Фрунзе белогвардейских танкистов ожидали артиллеристы и огнеметчики. Вскоре 10 танков уже горели в степи. Красноармейцы выстояли и отбили захваченные белыми исходные позиции на внешнем оборонительном поясе Каховского плацдарма. Все 11 часов этого беспримерного сражения находившийся на станции Апостолово Фрунзе руководил сражавшимися красными частями.

Решающее же сражение за Перекоп развернулось 28 октября. В этот день 1-я Конная армия Буденного прошла Берислав, переправилась через Днепр на Каховку, стремясь перерезать врангелевским дивизиям пути отхода в Крым. Следом пошла в наступление пехота Блюхера. Через сутки Фрунзе телеграфировал Ленину, что к полудню 29 октября атакованы и разбиты все номерные пехотные дивизии неприятеля, кроме дроздовской. Коннице Буденного командующий фронтом приказал захватить Сальковский и Арабатский перешейки, взорвать мост через Генический пролив и ворваться в Крым. "Если 1-я Конная выполнит поставленную перед ней задачу, — телеграфировал комфронта Ленину, — весь цвет армии Врангеля будет нами окружен со всех сторон и уничтожен".

Однако Врангелю удалось захватить единственный мост через Генический пролив целым и невредимым. По нему-то и вернулись в Крым уцелевшие силы Белой армии.

Личным примером воодушевлял Михаил Фрунзе красных. Все дни битвы за Перекоп он был с ними на продуваемом ветрами берегу Сиваша — без сна и пищи, без крова. На ночь он останавливался в занятых под штабы крестьянских лачугах, где не давала покоя бесконечная суета штабной жизни. На любом биваке в голой степи он был своим для красноармейцев, а потому и любили Фрунзе восторженно — за простоту, душевность, за скромность.

12 ноября последний резерв Врангеля — конный корпус генерала Барбовича — у Карповой балки, уже в глубине крымских Ишуньских позиций, был уничтожен пулеметным огнем 250 тачанок из засады. Получив доклад об этой катастрофе, барон Врангель отдал приказ об эвакуации русской армии из Крыма.

25 ноября Михаил Васильевич Фрунзе был награжден именным оружием с надписью "Народному герою".

С декабря 1920 по март 1924 года Фрунзе командует вооруженными силами Украины, одновременно исполняя обязанности заместителя председателя Совета Народных Комиссаров СССР. Главным для него в те годы была борьба с политическим бандитизмом — махновщиной. Повстанческая армия Нестора Махно по-прежнему представляла большую опасность. Махновцы убивали членов продотрядов, уничтожали заготовленный хлеб, нападали на железнодорожные составы и даже на небольшие города. Совершив молниеносный налет, они бесследно исчезали. Только за 1921 год анархисты совершили на Украине 142 налета на продотряды и 197 — на промышленные предприятия. Их жертвами стали около 5 тысяч человек. Не случайно 1-е Всеукраинское совещание КП(б) Украины в мае 1921 года отмечало, что политический бандитизм является главным препятствием для ликвидации хозяйственной разрухи.

На борьбу с махновцами были брошены значительные силы. Но ликвидация банд Нестора Ивановича оказалась очень сложной задачей. Махновские отряды обладали высокой мобильностью. За сутки они легко преодолевали до 100 верст. Во всех селениях у них были свои информаторы, которые загодя предупреждали обо всех передвижениях красных.

В конце декабря 1920 года Махно с двумя тысячами своих бойцов перешел Днепр и углубился в Правобережную Украину, а в феврале следующего года повернул в родные места и продолжил борьбу с советской властью с территории Александрийской губернии. Фрунзе понимал, какой хитрый и опасный противник ему противостоит, тем более что проводившаяся Советами до сей поры политика продразверстки вызывала у крестьян большие симпатии к Махно. Поэтому меры чисто военные Фрунзе стремился подкрепить шагами политическими. Ими стали активно поддержанный Михаилом Васильевичем переход от продразверстки к продналогу и амнистия тем махновцам, которые добровольно сложили оружие.

Еще в феврале 1921 года командующий вооруженными силами Украины Фрунзе начал формировать особые части, предназначенные специально для борьбы с бандами. Ударной силой их стали добровольческие полки, набиравшиеся из сельской бедноты, и маневренные летучие отряды, созданные в 1-й Конной и 4-й армиях.

С 28 по 30 июня 1921 года в районе между Ромнами и Недригайловым произошло крупное сражение, в котором были разбиты главные силы махновцев. В июле красноармейские части, преследуя остатки банд, уничтожили до полутора тысяч бандитов, еще около 3 тысяч сдались, рассчитывая на амнистию. Сам атаман, не желавший сдаваться в плен, с отрядом в несколько десятков человек прорвался к румынской границе и 28 августа переправился через Днестр в Бессарабию. Свои дни Нестор Иванович закончил в марте 1934 года в парижском госпитале для бедняков.

А Фрунзе наряду с разгромом Махно летом 1921 года пришлось заниматься еще одной экстраординарной задачей: он был назначен уполномоченным Совета труда и обороны по вывозу с Украины соли. О том, какое значение придавалось этой миссии, которая с позиций нынешнего дня выглядит довольно экзотичной, можно судить по следующей телеграмме Ленина: "Главное — соль. Все забрать, обставить тройным кордоном войска все места добычи, ни фунта не пропускать, не давать раскрасть… Поставьте по-военному. Назначьте точно ответственных лиц за каждую операцию. Мне их список (все через Главсоль). Вы — главком соли. Вы отвечаете за все".

Михаил Васильевич сделал все, чтобы Республика Советов без соли не осталась.

В 1925 году Фрунзе становится народным комиссаром по военным и морским делам. Он разрабатывает проекты боевых уставов кавалерии и пехоты Красной Армии, проект наставления для авиационных начальников, формулирует основополагающие положения советской военной доктрины о превращении советской страны с началом войны в единый военный лагерь, о единстве фронта и тыла, об особенностях советской военной стратегии, ее активности, решительности и стремлении к полному разгрому противника, о возможности позиционной обороны и отхода войск, о единоначалии в армии и на флоте.

"Маневренность должна войти в плоть и кровь нашей Красной Армии, — писал Фрунзе, обобщая опыт Гражданской войны. — Наш комсостав должен воспитываться преимущественно на идеях маневрирования и подвижности, а вся Красная Армия должна быть подготовлена и обучена искусству быстро и планомерно производить марш-маневры. Никакая наиманевреннейшая война никогда не обходится без элементов позиционности. Самое обеспечение маневра требует уже в известной обстановке и при известных условиях применения позиционных приемов…"



БЫЛ ЛИ НАРКОМВОЕНМОР УМЕРЩВЛЕН НА ОПЕРАЦИОННОМ СТОЛЕ?

В 1926 году в пятом номере журнала "Новый мир" было опубликовано произведение известного литератора Бориса Пильняка "Повесть непогашенной луны". В нем описывалось, как не названный по имени партийный лидер насильно заставляет некого "командарма Гаврилова" лечь на операцию, которая ему была вовсе не нужна. В этих персонажах многие читатели сразу увидели генерального секретаря ЦК большевистской партии Сталина и наркомвоенмора Фрунзе. К тому же в предисловии к повести Пильняк только усилил подозрения на этот счет: "Фабула этого рассказа наталкивает на мысль, что поводом к написанию его и материалом послужила смерть М. В. Фрунзе. Лично я Фрунзе почти не знал, едва был знаком с ним, видел раза два. Действительных подробностей его смерти я не знаю, и они для меня не очень существенны, ибо целью моего рассказа никак не являлся репортаж о смерти наркомвоена. Все это я нахожу необходимым сообщить читателю, чтобы читатель не искал в нем подлинных фактов и живых лиц…"

Кстати, версию о том, что Сталин был, по крайней мере, косвенным виновником смерти Фрунзе, усиленно распространял высланный из СССР Л.Д. Троцкий. А ставший перебежчиком бывший помощник генсека Борис Бажанов утверждал: "Общеизвестна "Повесть непогашенной луны", которую написал… Пильняк. Эта повесть стоила ему дорого (в 1938 году писателя действительно арестовали и расстреляли. — А.П.). Почему Сталин организовал это убийство Фрунзе? Только ли для того, чтобы заменить его своим человеком — Ворошиловым? Я этого не думаю: через год-два, придя к единоличной власти, Сталин мог без труда произвести эту замену. Я думаю, что Сталин разделял мое ощущение, что Фрунзе видит себя в будущем в роли русского Бонапарта. Его он убрал сразу, а остальных из этой группы военных (Тухачевского и прочих) расстрелял в свое время".

Уже в наши дни писатель Василий Аксенов использовал версию об убийстве полководца на операционном столе в качестве одной из сюжетных линий своего романа "Московская сага”.

Некоторые факты действительно говорят в ее пользу. Так, при странных обстоятельствах накануне операции от нее был отстранен лечащий врач Фрунзе. Один из принимавших участие в консилиуме медиков, не подписавший заключение о необходимости экстренного хирургического вмешательства, вскоре погиб в автомобильной катастрофе. Кроме того, анестезиологи, по мнению ряда историков, произвели какие-то странные манипуляции с наркозом. По одной версии, они соединили хлороформ и эфир, создав смертельно опасную смесь; по другой — вообще дали дозу, превышающую допустимую норму. Но надо иметь в виду, что это — лишь предположения.

Вместе с тем необходимость в операции у Фрунзе была. Так, 8 октября 1925 года консилиум, состоявшийся под председательством наркома здравоохранения РСФСР Семашко, констатировал: "Налицо вся картина язвенного процесса в области двенадцатиперстной кишки, угрожающего как повторными кровотечениями, так и прободением самой язвы, хотя бы даже и заглохшей на время в результате лечения". Повторный консилиум 24 октября усилил тревожную ноту: "Давность заболевания и наклонность к кровотечению, могущему оказаться жизненно опасным, не дают права рисковать дальнейшим выжидательным лечением".

И 29 октября 1925 года операция состоялась. Врачебные ошибки, безусловно, имели место, но были ли они преднамеренными? Документальных подтверждений тому историки не обнаружили. Больше того, есть основания утверждать, что Сталин вовсе не был заинтересован в смерти Фрунзе, по крайней мере в тот период, поскольку Михаил Васильевич оказывал ему действенную поддержку в борьбе с Троцким и его сторонниками еще со времен Гражданской войны.

31 октября Реввоенсовет Союза ССР издал приказ № 1080 о смерти Фрунзе, подписанный его заместителем И.С. Уншлихтом. Его предписывалось зачитать во всех ротах, эскадронах, батареях и командах. "На востоке, на юге, против Колчака, против Врангеля, под Оренбургом, на Украине, у Перекопа и в Туркестане неизменно вел тов. Фрунзе славные армии к блестящей победе, — говорилось в приказе. — Опыт красного полководца и исключительный талант военного организатора выдвинули тов. Фрунзе на пост председателя Революционного военного совета в тот момент, когда Красная Армия подошла вплотную к задачам усовершенствования всех сторон военного дела в условиях мирного строительства…

У гроба вождя склоняем наши боевые знамена, под которыми победили врагов революции могучие полки и дивизии Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Верные заветам ушедшего вождя, твердыми шагами сплоченно, несокрушимо пойдем по пути укрепления Красной Армии".

Могилу Фрунзе у Кремлевской стены сегодня может посетить любой желающий. А провозглашенный им с началом военной реформы в 1925 году лозунг "Поменьше казарм, побольше резервов" сегодня впору вывешивать на стенах военкоматов и озвучивать с трибуны Государственной думы — актуальность этой мудрой идеи ныне только возрастает…







Александр Пронин ("Братишка")
00:39 25/08/2015
загружаются комментарии