Щорс идет под знаменем...

Легендарному комдиву Красной армии исполняется 120 лет.
Щорс идет под знаменем...
Нужно ли сегодня вспоминать о Щорсе? Ведь из полевого командира, каких было немало в Гражданскую войну, он превратился в легендарного героя благодаря талантливому исполнению политического заказа. И как только конъюнктура изменилась, героическое в нём померкло и испарилось. Нужно! Ведь не прошло и века с тех пор, как Николай Щорс водил свои отряды, а на Украине вновь разгорелась гражданская война. Такая же страшная и невероятно запутанная. И вновь многие командиры идут непростыми путями, невольно повторяя его судьбу…

Неизвестный герой

Но сперва несколько слов о том, как Щорс стал героем. Для своих солдат, а это без малого десять тысяч человек, он стал им ещё зимой–весной 1919 года, когда под его началом были освобождены от украинских националистов Чернигов, Киев, Житомир и другие города. А после странной гибели в августе того же года он окончательно превратился для них в лучшего, непревзойдённого командира. Зато на других фронтах о нём почти не знали. Потому что наград получить не успел, а его успехи совершенно забылись на фоне разыгравшейся летом–осенью 1919-го катастрофы, когда Красной армии пришлось оставить «белым» всю Украину.

Общеизвестным Щорс стал в середине 1930-х годов благодаря… «Чапаеву». Этот фильм оказался удачным примером того, как волшебная сила искусства может превратить в любимца огромной страны маленького и норовистого комдива. Недаром же Сталин предложил известному режиссёру Довженко снять картину об «украинском Чапаеве». И тот такой фильм снял. Но в прославлении Щорса киношников опередили литераторы и композиторы. В марте 1935 года газеты напечатали романтический очерк Всеволода Вишневского, а ещё через год появилась песня о командире, идущем под красным знаменем. Интересно, что текст был написан раньше, но исходная мелодия оказалась неудачной. Лишь со второго захода, стараниями Матвея Блантера, впоследствии создавшего «Футбольный марш» и «Катюшу», песня зазвучала по-настоящему. И заодно обеспечила феноменальный успех фильму, вышедшему на экраны в 1939 году. Ведь народ жаждал увидеть недавно открытого героя воочию.


Подпоручик Николай Щорс

Как и полагается, удачный художественный образ заменил собой реальность более богатую и сложную. Ведь молодость Щорса прошла отнюдь не «в голоде и холоде», а в уютном родительском доме и военно-фельдшерской школе в Киеве. Необходимый военный опыт он приобрёл на фронтах Первой мировой, дослужившись до офицерского чина подпоручика. Коммунистом стал не сразу, а лишь в середине 1918 года, до этого склоняясь в сторону куда более популярных в народе эсеров.

Он не стремился к военной карьере, предпочитая получить высшее медицинское образование. Ради этого он даже подделал документы: свидетельство об окончании духовной семинарии, позволявшее поступить в Московский университет без экзаменов. А первые полгода своего командирства он занимался тем, что сколачивал из разношёрстных отрядов и отрядиков полк, хоть как-то способный воевать. Это было делом нелёгким, поскольку крестьянские хлопцы дисциплины не признавали и принимались бузить по любому поводу. Наконец, он испытывал к неофициальной жене столь горячие чувства, что на партийном собрании ему прямо заявили – это мешает борьбе за советскую власть!

Военные достижения Щорса тоже не были столь уж великими. Да, командиром он был лихим, но ведь помимо этого ещё нужны тактика и стратегия... Только в кино его необстрелянные бойцы могли лихо гнать опытных и хорошо вооружённых немцев. Киев его бригада с лёту взяла потому, что петлюровцы, не имевшие достаточных сил, попросту сбежали из города. Далеко на запад, до самой Галиции, щорсовцы сумели продвинуться благодаря своей быстроте и слабости противника, а не полководческим талантам командующего.

Впрочем, за полгода боёв части, которыми командовал Щорс, превратились в наиболее боеспособную дивизию, действовавшую на Украине. Она с трудом, но всё же сдерживала националистов, получавших помощь из-за границы, и амбициозных поляков. В Москве даже подумывали о том, чтобы перебросить дивизию на восток, в Россию, для борьбы с мятежными донскими казаками. Только вот фигуристый комдив всегда был при своём мнении и вполне мог не выполнить приказ…

Кто убил комдива?

Однако самым спорным эпизодом недолгой жизни Николая Щорса оказалась его гибель. Зрители поверили в меткого вражеского пулемётчика, оборвавшего жизнь полюбившегося героя. И никто не решился опровергнуть эту историю ни до, ни после выхода фильма в свет. Сперва не хотели идти против больших начальников, а затем не сочли нужным «срывать покровы». Хотя версия о том, что комдива убили свои, убили подло, выстрелом в затылок, появились сразу после его гибели. И тому было немало оснований.


Щорс (актёр Е. Самойлов) в одноимённом фильме А. Довженко, 1939 г.

Многие знали о конфликте Щорса с политическим руководством 12-й армии, в состав которой входила 44-я дивизия. Многих удивило слишком поспешное, без какого-либо медицинского заключения прощание с командиром. Ещё больше удивила отправка его тела на погребение в Самару. Понятно, что опасались надругательства над телом со стороны наступавших врагов. Но уж больно далеко увезли героя. Да к тому же и могилу его потеряли. Да так, что потом не смогли её отыскать…

О Щорсе вспомнили лишь в 1949 году, когда его сослуживцы из иностранцев пожелали почтить память командира. По указанию свыше могилу самого молодого в истории нашей армии комдива всё-таки разыскали. Однако находка подтвердила самые нехорошие подозрения. Экспертиза показала, что выстрел, от которого скончался Щорс, был произведён сзади с расстояния 5-10 метров. И хотя других достоверных доказательств убийства до сих пор не обнаружено, для неравнодушных весь вопрос сводится только к одному. Кто убил комдива?

Наиболее вероятными кандидатами считают его заместителя Дубового, мечтавшего о дальнейшей карьере, и… Троцкого, который считал гибельной вольницу и партизанщину в Красной армии. Понятно, что в Щорса стрелял не сам Лейба Давидович, а его верные подчинённые. Вероятнее всего некий Павел Танхиль-Танхилевич, на пару часов появившийся в дивизии для неведомой проверки, а затем канувший в безвестность. Но все эти предположения уводят нас от другого, более важного вопроса. Была ли у этого убийства политическая подоплёка?

Атаманская вольница

Недолгая карьера Щорса пришлась на начало и самый пик Гражданской войны. То есть проходила в условиях, когда началось формирование Красной армии, и она медленно превращалась в армию большую и регулярную, способную побеждать многочисленных врагов. Но превращение это проходило с трудом, поскольку исходным материалом были полупартизанские отряды, поддержавшие Советскую власть скорее по наитию, нежели осознанно. Это были сообщества земляков, обычно добровольцы, не утруждавшие себя дисциплиной и подчинявшиеся только родным командирам, с которыми они прошли тяготы первых боёв. Не лучше были и мобилизованные крестьяне. Не приученные к армейским порядкам, не желавшие уходить далее родной губернии, совершенно дремучие в политическом плане и готовые разбежаться по домам в любой момент.


Памятник Н. Щорсу в Киеве

Попытки переформатировать пёстрое и своенравное сборище осложнялись тем, что многие командиры продолжали вести себя весьма вольно. В условиях скудного снабжения они разрешали своим бойцам грабежи, отказывались выполнять приказы сверху, если считали их неправильными, часто действовали на собственное усмотрение. Некоторые из них весьма критично относились к большевикам и не скрывали этого. Таких полевых командиров было много: Иван Сорокин, Борис Думенко, Филипп Миронов, Нестор Махно, Никифор Григорьев. Такими были и Щорс, и его ближайшие соратники Тимофей Черняк и Василий Боженко, которые сами себя величали не иначе как «атаманами».

Снять отца-командира приказом сверху в то время было крайне трудно. Бойцы наверняка бы заступились за того, под чьим началом они не только воевали, но и выживали. И московским властям приходилось мириться с этим. Но в мае 1919 года неожиданно восстали части 6-й Украинской советской дивизии атамана Григорьева. Начались волнения в других красных частях, пошла волна крестьянских выступлений, и ситуация на Украине резко изменилась в пользу деникинцев и петлюровцев.

Для высшего руководства Советской России это стало последней каплей. Все уникальные подразделения переформировали в обычные. Один за другим при невыясненных обстоятельствах стали уходить из жизни прежние командиры, в том числе соратники Щорса. В начале августа «случайно» застрелен комбриг Черняк. Через десять дней кем-то отравлен батька Боженко. А 30 числа наступил черёд самого комдива.

События показали, что эти «случайности» сыграли на руку Красной армии. Она стала более единообразной и управляемой. Для победы эти факторы оказались важнее спорных талантов и самобытности полевых командиров. И этот суровый, очень неприятный для многих вывод подтверждает нынешняя гражданская война на всё той же Украине. Война, у которой с обеих сторон уже хватает «героев». Но бесспорными они, как и Щорс, станут, может быть, лет через двадцать.
02:07 19/06/2015
загружаются комментарии