"Кэролл не был педофилом!"

Переводчик Нина Демурова выпустила долгожданную биографию автора «Алисы в Стране чудес».
"Кэролл не был педофилом!"
Странно, что эта книга появилась только сейчас, и еще «страньше», что она вышла в классической серии «ЖЗЛ», потому что труд получился гораздо шире, чем просто биография. Дело в том, что Нина Демурова перевела на русский язык «Алису в Стране чудес» и «Алису в Зазеркалье» в 1967 году. С тех пор почти полстолетия она собирала материалы о Кэрролле. Когда стало можно выезжать за границу, ей предложили членство сначала в английском, а потом американском Обществе Льюиса Кэрролла. Она выступала на их собраниях с докладами и читала их ежемесячники, в которых публикуются отчеты о научных находках. Однако за биографию принялась недавно. 
Впрочем, результат все равно превосходит ожидания. Логично было бы предположить, что автор канонических переводов выстроит биографию своего героя как путь к загадочным «Алисе» и «Охоте на Снарка» и книга превратится во что-то вроде расширенного комментария. Однако это не так. Демурова написала биографию Кэрролла — сына, брата, математика, студента и преподавателя Оксфорда, диакона, писателя, фотографа, заядлого театрала. Кроме того, в книге достаточно информации о быте и нравах викторианской Англии, которые — поверьте — существенно отличались от наших с вами. Простой пример: флер скандальности, который в последнее время преследует Кэрролла. Казалось бы, все указывает на то, что ему и его потомкам, которые сознательно вырезали из личного дневника писателя несколько страниц, было что скрывать: Кэрролл не был женат, много времени проводил с детьми, постоянно их фотографировал, причем часто обнаженными. Вот она сенсация! 

Сенсация и правда есть. Только она антропологическая, а не криминальная. И прочесть о ней можно в статье Нины Демуровой, написанной в соавторстве с Александрой Борисенко, приведенной в финале книги.


Льюисс Кэролл - вернее, Чарльз Латуидж Доджсон - был не только писателем и эксцентричным профессором математики, но и страстным фотографом. Больше всего на свете он любил фотографировать Алису Лидделл - дочь своего приятеля по Оксфорду, которая и стала прототипом сказочной Алисы.

Ну, а пока - небольшое интервью с Ниной Демуровой. 

— Математик, остряк, застенчивый, но невероятно артистичный — кажется, все это про автора «Алисы в Стране чудес» знают даже дети. С какими стереотипами, связанными с Кэрроллом, вам пришлось столкнуться? 

— Я читала письма Кэрролла, воспоминания людей о нем, я видела, насколько он широкий и разнообразный человек, и мне очень хотелось показать его в разных ипостасях. Тем более что на него часто навешивают ярлыки. Например, у меня в книге есть глава о снобах… 

— В ней вы приводите слова Теккерея, что сноб — это человек, который, пресмыкаясь перед вышестоящими, с пренебрежением взирает на нижестоящих. 

— Да! Кэрролла часто обвиняли в снобизме, хотя снобом он не был. Он был замкнутым человеком, но и часто выходил из своей скорлупы. И был очень разнообразен в своих интересах: дружил с художниками, математиками, писателями, парапсихологами. Он переписывался с ними, помогал им. Страстно увлекался театром. Все это складывается в очень нестандартный образ. 

— Был какой-то момент в вашей работе, когда Кэрролл предстал перед вами другим человеком? 

— Последнее сильнейшее впечатление о нем — это недавно вышедшая книга Дженни Вулф «Тайна Льюиса Кэрролла». В ней она рассказывает о банковском счете писателя, на котором частенько бывало пусто, потому что он много денег переводил благотворительным организациям: Клеркенвельской женской тюрьме, где проходили реабилитацию «жертвы предательства» и «искренне раскаявшиеся падшие женщины», «Обществу спасения молодых женщин и детей», помогавшему тем, кто находился на грани проституции, «Обществу защиты женщин и детей», которое боролось с сексуальной эксплуатацией и торговлей детьми, и другим. Он делал это тайно, и никто этого не знал. 

— Даже самые ответственные и скрупулезные биографы иногда выносят некоторые факты из жизни своих героев за скобки. Вам при шлось с этим столкнуться? 

— У меня не было такой необходимости. Хотя вокруг Кэрролла тучами роятся всякие теории. В 1926 году Пристли написал о Кэрролле статью, в которой выразил опасения, что «Алисой» вскоре займется «тысяча важных тевтонцев», «на сцену явятся Фрейд и Юнгс последователями, и нам предложат чудовищные тома о Sexualtheorie в “Алисе в Стране чудес”, об Assoziationsstudien Бармаглота и о сокровенном смысле конфликта между Труляля и Траляля с психоаналитической и психопатологической точки зрения». Увы, так и произошло. Первые более или менее серьезные научные работы, посвященные Кэрроллу, исходили из психоаналитических положений. Кроме того, в последнее время все кинулись обсуждать возможную склонность Кэрролла к педофилии, хотя эти предположения не имеют под собой никаких оснований. К счастью, нашлись два специалиста, француз и англичанка, раскопавшие данные, которые мы с коллегой Александрой Борисенко и цитируем в нашей статье, приведенной в приложении к книге. Кэрролл ни в чем неповинен, это напрямую следует из воспоминаний его друзей и самих детей, с которыми он дружил. И еще — я про это не написала, а нужно было бы: Кэрролл как-то в шутку сказал, что ненавидит мальчишек. И эту фразу все приняли всерьез! Однако среди его друзей были и мальчики. Он, конечно, отдавал предпочтение девочкам, что вполне понятно — в викторианской Англии считалось, что девочки стоят ближе всего к Господу Богу. И Кэрролл об этом тоже пишет. Знаете, я еще недавно читала воспоминания Ивлина Во о его отце. У него, как и у Кэрролла, были друзья дети. И он их часто водил в театр, на прогулку или куда-то еще. И Во пишет, что в те годы, а это было начало ХХ века, отношение к детям как к друзьям было принято и не вызывало кривотолков. 


Сестры Лидделл

— Если уж продолжать разговор о тайнах в жизни Кэрролла, то до сих пор непонятно, почему наступило охлаждение в отношениях с семейством Лидделлов. В этом некоторые тоже усматривают скандальность. 

— Это не совсем ясно. Но я думаю, что это произошло потому, что девочки уже достигли возраста, когда могли считаться невестами. В те времена 14 лет — это был возраст взрослости. Кэрролл даже записал как-то в дневнике, что старшую из сестер Лорину, которая была уже подростком, миссис Лидделл не отпускала на прогулки с Кэрроллом. 

— В книге есть глава про поэму «Охота на Снарка», написанная Михаилом Матвеевым, переводчиком этой поэмы. Вы говорите, что это недооцененная книжка Кэрролла. 

— Это вообще загадочная вещь. Кэрролл провел ночь у постели своего умирающего от чахотки племянника, а утром отправился на прогулку. Внезапно в его голове прозвучало четверостишие. Он его запомнил. А впоследствии написал «Охоту на Снарка», в которой это четверостишие стало концовкой. Эту вещь трудно интерпретировать, она загадочная и очень смешная одновременно. Как мне кажется, это поэма о смерти, которая нас всех ждет.


Алиса


02:17 26/01/2013
загружаются комментарии