От «ЧК» к погранохране. Часть 1

«Историческая правда» продолжает рассматривать историю отечественных пограничных войск. На очереди период СССР.
От «ЧК» к погранохране. Часть 1
istpravda.ru/bel
Пожалуй, любой, кто даже немного интересуется пограничной историей, на вопрос «Когда были созданы советские пограничные войска?», не раздумывая, ответит «28 мая 1918 г.» и окажется не прав. Потому что в СССР до 1958 г. Днем пограничника являлось 15 февраля – день подписания в 1921 г. председателем ВЧК Ф.Э. Дзержинским «Инструкции частям войск ВЧК по охране границ и взаимоотношению с особыми отделами по охране границ». День подписания председателем Совета Народных Комиссаров (СНК) РСФСР В.И. Лениным Декрета «Об учреждении пограничной охраны» был установлен Днем пограничника только Постановлением Совета Министров СССР от 15 мая 1958 г. (повторно – Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 сентября 1979 г.). К тому же 15 февраля 1921 г. была утверждена Инструкция частям войск ВЧК, а не пограничным войскам. Да и наименование «пограничные войска» было впервые официально утверждено лишь в августе 1937 г. 

Кто же до этого времени охранял советские границы? 

11-14 июня 1918 г. в Москве состоялась I Всероссийской конференции работников чрезвычайных комиссий по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией. Четвертый вопрос повестки дня этой конференции назывался: «Борьба с контрреволюцией и спекуляцией, очищение советских органов от примазавшихся элементов и борьба с бандитизмом и контрреволюционной печатью». При рассмотрении этого вопроса делегатами конференции были вскрыты не только недостатки в организации и деятельности пограничной охраны и таможенных учреждений, но и серьезные недостатки в работе ЧК на местах. Одним из них было отсутствие надежной пограничной охраны и контроля на границе, вследствие чего «положение на границе было весьма тревожным».

В выступлениях делегатов отмечалось, что в пограничной полосе процветает спекуляция, усиливается шпионаж, а продажность старых кадров пограничной стражи благоприятствует контрабанде и вывозу из республики всего, что представляет какую-нибудь ценность. В частности, делегат от ЧК Западной области, выступая, рассказал, что в Орше обосновалась масса враждебных элементов, занимавшихся контрабандой при помощи и содействии пограничной охраны. 

Делегаты конференции, заслушав доклады с мест и обсудив «вопросы современного политического и экономического положения страны», пришли к единогласному решению: «Организовать при каждом областном, губернском Совдепе, а также при крупных уездных Совдепах, узловых железнодорожных центрах, … в пограничной полосе стройную сеть чрезвычайных комиссий по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией».

Решение конференции о создании ПЧК было поддержано комиссаром ГУПО П.Ф.Федотовым, который 31 июля 1918 г. направил письмо Председателю ВЧК Ф.Э.Дзержинскому, где он обосновывал необходимость создания таких комиссий. 

Сам Ф.Э. Дзержинский считал, что ПЧК для успешного осуществления своих оперативных задач и борьбы с контрреволюцией должны обязательно располагать некоторой реальной военной силой. Так, по воспоминаниям уроженца г. Бобруйска Лазаря Борисовича Ривина (1888-1972), назначенного в мае 1918 г. начальником Оршанской ПЧК, Ф.Э.Дзержинский дал ему указание – по прибытии на место немедленно заняться созданием такого отряда при Оршанской ПЧК. Выполняя указание Председателя ВЧК, Л.Б.Ривин создал отряд в 500 человек, для которого по распоряжению Ф.Э. Дзержинского было выделено 250 японских и столько же русских винтовок, пулемет «Клино», бронеавтомобиль и несколько мотоциклов.  

Хотя при создании ВЧК наличие при ней собственных вооруженных формирований не предусматривалось, однако еще 11 (24) декабря 1917 г. ВЧК приняла решение иметь в своем распоряжении 30 красногвардейцев для несения караульной службы. Затем, в течение первой половины 1918 г., в распоряжение ВЧК поступило несколько вооруженных отрядов, которые использовались ВЧК для борьбы с внутренней контрреволюцией, спекуляцией, саботажем и при проведении чекистских операций. 

Постановлением ВЧК от 18 марта 1918 г. все эти отряды были объединены в единый Боевой отряд ВЧК, в составе которого к концу апреля 1918 г. было пять стрелковых рот по 125 человек, а также 50 кавалеристов, 60 пулеметчиков, 40 артиллеристов, 80 самокатчиков, три экипажа бронеавтомобиля, а также около 30 пулеметов и с десяток орудий. 

Так как подобные отряды формировались в этот период и при губернских и других территориальных органах ЧК, причем, структура их была довольно разнообразной, то на основании решения I Всероссийской конференции работников чрезвычайных комиссий по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией,  коллегия ВЧК 13 июня 1918 г. приняла решение установить воинским формированиям ВЧК единую организационно-штатную структуру, объединив их все, в том числе Боевой отряд ВЧК, в Особый корпус войск ВЧК, который чаще именовался Корпусом войск ВЧК. 

Также во исполнение решения коллегии ВЧК, при губернских ЧК на территории шести военных округов, в том числе и на территории Западного (Витебская, Смоленская и Могилевская губернии), началось формирование 35 батальонов и уже к августу 1918 г. в составе Особого корпуса войск ВЧК было 33 отдельных пехотных батальона, объединенных в шесть округов общей численностью около 20 000 человек. 

Первоначально, согласно Положению о Особом корпусе войск ВЧК, утвержденном 15 июля 1918 г., он комплектовался добровольцами из числа рабочих и беднейших крестьян в возрасте 19-36 лет, которые принимались на службу по рекомендации комитетов РКП(б) или профессиональных союзов, фабрично-заводских комитетов, комитетов бедноты, либо по рекомендации двух членов РКП(б). При поступлению на службу добровольцы давали подписку с обязательством прослужить не менее шести месяцев, непоколебимо и твердо защищать советскую власть, соблюдать революционную и военную дисциплину.

Приказом РВСР от 14 ноября 1918 г. № 224 был установлен иной порядок комплектования Корпуса войск ВЧК – добровольцами и призывниками на обязательную военную службу, т.е. порядок, установленный для комплектования РККА Декретом Всероссийского Центрального Исполнительного комитета (ВЦИК) от 29 мая 1918 г. о переходе к обязательной воинской повинности трудящихся и Конституцией РСФСР, принятой в июле 1918 г. V Всероссийским съездом Советов. В этой связи призывной контингент для частей Корпуса войск ВЧК стал выделятся по нарядам Всероссийского главного штаба.

Общее руководство Корпусом осуществлял председатель ВЧК Ф.Э.Дзержинский, а оперативным органом управления Корпуса был штаб, который первоначально состоял из трех отделов: общего, оперативного и снабжения. Возглавлял штаб один из членов коллегии ВЧК. Первым начальником штаба, с 15 июля по 1 августа 1918 г., был Василий Викторович Каменщиков (1879-1959). 

На местах командиры батальонов и отрядов Корпуса войск ВЧК подчинялись губернским ЧК.

В этот же период и другие большевистские ведомства создавали свои собственные воинские формирования, не входившие в состав РККА, например, продовольственная армия при Наркомате продовольствия, железнодорожная охрана при Наркомате путей сообщения, конвойная стража при Наркомате юстиции, судоходная охрана Главного управления водного транспорта, охрана Главсахара, охрана Центротекстиля и т.п. 

Причем, каждое из этих ведомств использовало собственные воинские формирования по своему усмотрению, что негативным образом сказывалось на боеспособности всех вооруженных сил республики. В этой связи 19 августа 1918 г. СНК принял декрет об объединении всех вооруженных сил республики, в том числе железнодорожной охраны, пограничной охраны, судоходной охраны, конвойной стражи, реквизиционно-продовольственных отрядов, продармии и Особого корпуса войск ВЧК, и передачи их в ведение Наркомата по военным делам. 

Однако все эти специальные воинские формирования подчинялись Наркомату по военным делам только в отношении комплектования, устройства, обучения, снабжения, боевой подготовки и использования в качестве военной силы в районах военных действий, а при выполнении специальных задач руководствовались директивами, инструкциями и приказами соответствующих ведомств – т.е. было установлено двойное подчинение. Кроме того, Декрет СНК от 19 августа 1918 г. «Об объединении всех вооруженных сил Республики в ведении Народного комиссариата по военным делам» предоставлял право Главному командованию РККА распоряжаться всеми вооруженными силами республики тогда, когда этого потребует обстановка, т.е. по его усмотрению.

Однако, несмотря на «объединение всех вооруженных сил Республики в ведении Народного комиссариата по военным делам», ВЧК и местные ЧК сохранили за собой право иметь свои собственные вооруженные отряды, что было подтверждено постановлением ВЦИК от 28 октября 1918 г., утвердившим Положение о Всероссийской и местных ЧК, но с оговоркой, что все эти отряды должны находиться на учете и под контролем Революционного Военного Совета Республики (РВСР). 

Кроме того, фактически уже со времени принятия Декрета перестало употребляться и наименование «Корпус войск ВЧК», хотя официально оно было упразднено только 1 января 1919 г., когда штаб Корпуса войск ВЧК был переименован в штаб войск ВЧК при СНК РСФСР. Эти изменения были отражены в новом Положении о войсках ВЧК, утвержденном 12 марта 1919 г. Президиумом ВЧК.

Так как к этому времени общая численность войск ВЧК была установлена в 30 000 человек, из которых 1/3 могла находиться на фронте, а фактически к 1 декабря 1918 г. из состава войск ВЧК на фронте было 8 996 человек, что составляло около 50% их списочного состава, то руководство ВЧК обратилось во Всероглавштаб с просьбой принять меры для пополнения численности своих войск, а так же об освобождении их от выполнения заданий, не связанных с функциями ВЧК. 

В этой связи Декретом ВЦИК от 18 февраля 1919 г. были разграничены функции органов ВЧК, военной охраны и железнодорожной милиции вследствие чего внешняя охрана железных дорог возлагалась на Наркомат по военным делам, внутренняя – на НКВД, которому передавалась железнодорожная милиция.

Одновременно с созданием Особого корпуса войск ВЧК, во исполнение решения I Всероссийской конференции работников чрезвычайных комиссий по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией, в июле-августе 1918 г. все губернские и уездные чрезвычайные комиссии (ЧК), расположенные вдоль демаркационной линии, были преобразованы в окружные, участковые и пунктовые пограничные ЧК (ПЧК), которые были подчинены образованному пограничному подотделу отдела ВЧК и исполкомам местных Советов депутатов (Совдеп). При каждой окружной или участковой ПЧК находился отряд войск ВЧК, который выделялся в распоряжение ПЧК штабом Особого корпуса войск ВЧК.

Таким образом, уже в августе 1918 г. на демаркационной линии сложилась довольно четкая структура пограничной охраны: три района пограничной охраны, таможенные учреждения и ПЧК: три окружные и 34 участковых. Из них на участке демаркационной линии, охраняемом Западным участком отрядов Завесы, а затем – 2-м Западным (Витебским) округом пограничной охраны, действовало 13 ПЧК: Великолуцкая (позднее – Смоленская) окружная; Порховская, Островская, Новоржевская, Опочецкая, Новосокольническая, Себежская, Невельская, Полоцкая, Витебская, Оршанская, Могилевская и Рогачевская участковые. Пунктом территориального разграничения Петроградской и Великолуцкой (позднее – Смоленской) окружных ПЧК была станция Карамышево железной дороги Псков – Дно. Также на этом участке действовало несколько пунктовых ЧК, расположенных в деревнях пограничной полосы и 60 комиссаров пропускных пунктов, которые в некоторых документах именуются пограничными комиссарами Западной границы.

Одним из таких пограничных комиссаров Западной границы был Ромуальд Адамович Муклевич (1890-1938) – белорус, уроженец м. Супрасль Гродненской губ., который  утром 27 февраля 1917 г. во главе восставших солдат и матросов захватил в Петрограде штаб Отдельного пограничного корпуса (бывшего Отдельного корпуса пограничной стражи – ОКПС), арестовал несколько офицеров и генералов, а остальным заявил: «Все старшие чины штаба до особого распоряжения освобождаются от своих обязанностей и пусть сидят дома». 

В сентябре 1918 г. на пункте пропуска железнодорожной станции Торошино Р.А.Муклевич выявил ряд злоупотреблений дипломатических курьеров, которые под прикрытием «консульских дипломатических печатей» вывозили из Советской России запрещенные к вывозу предметы – золотые и серебряные монеты и изделия, кофе, какао, мыло и др. Подобные злоупотребления имели настолько большое распростанение, что Р.А. Муклевич сообщил об этом телеграммой непосредственно Наркому иностранных дел Г.В.Чичерину. 

30 сентября 1918 г. с телеграммой Р.А. Муклевича об обстановке на станции Торошино был ознакомлен В.И. Ленин, который через своего секретаря поручил Г.В.Чичерину: «Надо послать строгий выговор: 1) Муклевичу за то, что зевал: должен был арестовать; 2) в Питер [председателю Революционного трибунала] Зорину: как они смеют выдавать документы без Москвы; 3) назначить следствие над Зориным и К». 

Злоупотребления, выявленные Р.А. Муклевичем на станции Торошино, вызвали принятие со стороны Советского правительства целого комплекса мероприятий, в числе которых было и предъявление 7 октября 1918 г. Полномочным Представительством РСФСР в Германии соответствующей ноты Министерству иностранных дел этого государства.

С целью упорядочения работы ПЧК и комиссаров пропускных пунктов 1 сентября 1918 г. состоялось совещание представителей 30 ПЧК и комиссаров, на котором была разработана «Инструкция ПЧК и комиссарам на пограничных пунктах Советской республики» и определены их штаты. Вскоре Инструкция была утверждена Председателем ВЧК Ф.Э Дзержинским.

В Инструкции определялись основные меры борьбы с контрреволюцией, контрабандой и взяточничеством в пограничной полосе, а также четко разграничивались функции каждого учреждения, участвовавшего в охране границы. Также в ней указывалось, что «все губернские ЧК, расположенные вдоль демаркационной линии, переименовываются в пограничные окружные, участковые и пунктовые и находятся в подчинении пограничного подотдела ВЧК».

В §1 Инструкции указывалось, что «Пограничные ЧК по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией берут на себя определенную функцию по охране границ, … таможен, шоссейных и железнодорожных пропускных пунктов, строго руководствуясь всеми декретами, изданными Советской властью относительно таможни и пограничной охраны, инструкциями и постановлениями пограничного отдела при ВЧК». 

Согласно инструкции, на ПЧК возлагались задачи: наблюдение за прибывающими из-за границы и отбывающими за границу лицами и товарами, проверка виз и документов на право проезда и провоза багажа и недопущение контрабанды; надзор за деятельностью таможенных учреждений, не вмешиваясь при этом в техническую и административную деятельность таможенных работников; недопущение въезда и выезда лиц без разрешения; задержание лиц, разыскиваемых органами Советской власти; ведение дознания по делам пойманных контрабандистов, шпионов, контрреволюционеров, спекулянтов, взяточников и т.п.; наблюдение за офицерами иностранных армий, а также за лицами, подозреваемыми в шпионаже. Кроме того, ПЧК и комиссары пропускных пунктов должны были вести агентурно-разведывательную работу. 

Таким образом, этой Инструкцией было положено начало сочетанию агентурно-оперативной работы с войсковой охраной и координации действий частей охраны границы и органов ВЧК. 

Впоследствии, по мере создания фронтов, часть ПЧК была преобразована в армейские ЧК по борьбе с контрреволюцией и шпионажем в соединениях и частях действующей армии и в прифронтовой полосе. В результате этого к концу 1918 г. в полосе ЗУОЗ стали действовать три независимых контрразведывательных органа, к тому же разного подчинения, так как военный контроль подчинялся РВСР, а пограничные и армейские ЧК – ВЧК, что приводило к распылению сил, параллелизму и серьезным недостаткам в их работе. 

После тщательного изучения вопроса, 19 декабря 1918 г. решением ЦК РКП(б) на базе Военного контроля РВСР и армейских (фронтовых) ЧК был создан Военный отдел, переименованный 1 января 1919 г. в Особый отдел (ОО) ВЧК, который стал единым органом для «борьбы со шпионажем, изменой Родине и другими контрреволюционными преступлениями в Красной Армии 

Особые отделы ВЧК и войска ВОХР

В сентябре 1919 г. ПЧК были полностью упразднены, а функция оперативно-чекистской охраны границы была возложена на ОО ВЧК и его органы, «как сохранившие наибольшую боеспособность и обладающие опытом борьбы со шпионажем и контрреволюционными преступлениями». Положение об ОО ВЧК и его местных органах, подписанное 3 февраля 1919 г. Наркомам по военным делам Л.Д.Троцким, членом РВСР С.Араловым и председателем ВЧК Ф.Э.Дзержинским, 4 февраля 1919 г. было утверждено ВЦИК.  

Таким образом, с сентября 1919 г. до конца 1920 г. оперативно-чекистскую охрану пограничной и прифронтовой полос осуществляли особые отделы фронтов и армий. 

В прифронтовой и пограничной полосах в этот период продолжали действовать и военно-контрольные пропускные пункты. В своей работе они руководствовались приказами ОО ВЧК и инструкциями Отдела пограничного надзора Наркомторгпрома. Пограничные военно-контрольные пропускные пункты обслуживались воинскими частями, переданными РВСР в распоряжение особых отделов. 

В связи с обострением обстановки на фронтах гражданской войны, РККА нуждалась в увеличении численности боеспособных войск, однако из-за ограниченности мобилизационных ресурсов страны это было возможно осуществить только за счет реорганизации войск вспомогательного назначения, находившихся в ведении ВЧК, Наркомата путей сообщений (НКПС), Наркомата продовольствия, Главсахара, Центротекстиля и других ведомств. 

В этой связи 13 мая 1919 г. председатель Совета Рабоче-крестьянской Обороны (СРКО) В.И.Ленин  предложил назначить особую ревизию всех военных органов и вооруженных формирований «для оценки и осмысления предшествующего развития вооруженных сил республики», которое, как говорилось в принятом по этому вопросу постановлении СРКО, шло не по определенному плану, а под давлением быстро меняющейся международной и внутренней обстановки. Таким образом, созданной постановлением СРКО, комиссии под председательством М.Д. Бонч-Бруевича было поручено тщательно проверить и установить истинную численность всех войск, соотношение строевого и нестроевого состава, обследовать ход мобилизации, постановку работы в запасных батальонах и состояние дел по формированию войсковых частей в тылу.

О необходимости реорганизации войск вспомогательного назначения настаивала и Высшая военная инспекция, чьи комиссии в период с 15 апреля по 15 мая 1919 г. провели инспектирование войск, в ходе которого были выявлены серьезные недостатки, требующие незамедлительного устранения: большой некомплект военнослужащих, острый недостаток командных кадров, «партизанщина» в организации войск, вследствие чего «отсутствовала стройность плана формирования; штатная организация их представляла собой сплошную импровизацию; нередки были случаи, когда аналогичные должности оплачивались совершенно различно; число людей было произвольное и нередко не соответствовало заданиям ведомства, кроме того, самый подбор личного состава был далеко не на высоте своего назначения»; формальное ведение политической работы; недостаточное материальное обеспечение и большая стоимость их содержания и неоправданно большое расходование средств на содержание их громоздких органов управления, на что тратились «довольно значительные суммы из народной казны»; бессистемность и неорганизованность, которые демонстрировали «всем и каждому, что части эти не являются воинскими ни по духу,  ни по своему внутреннему содержанию». 

Таким образом, указывалось в докладе Высшей военной инспекции, принцип двойного подчинения вспомогательных войск стал тормозом для их использования по прямому назначению, а их ведомственная раздробленность – анахронизмом. В итоге следовали выводы: наиболее организованы войска ВЧК, недостаточно – продармия, войска Главсахара, а «охрана железных дорог Республики должна быть признана неудовлетворительной (об обороне дорог говорить вовсе не приходится, т.к. таковой фактически не существует)». 

В этой связи, признавая «работу вспомогательных войск» необходимой и «жизненной по условиям текущего момента», Высшая военная инспекция предложила:

- укрепить и реорганизовать войска пограничной охраны и войска охраны и обороны железных дорог, в том числе заменив негодный личный состав бывшими фронтовиками, признанными годными к нестроевой службе;

- все остальные войска вспомогательного назначения (судоходную охрану, продармию, охрану сахарного производства, конвойную стражу, войска ВЧК), как «несущие службу исключительно сторожевого или же специфического характера и не могущие быть использованными в качестве боеспособных единиц», из категории «вспомогательных войск изъять, передав их в подчинение Народному комиссариату внутренних дел». 

Эти предложения были поддержаны Ф.Э. Дзержинским и вскоре НКВД приступил к подготовке проектов Декрета и Положения об объединении войск. Уже 26 мая 1919 г. коллегия НКВД под председательством М.Ф. Владимирского, рассмотрев вопрос «Об объединении войск Республики особого назначения, находившихся в ведении различных Наркоматов, под общим управлением Наркомвнудела», постановила одобрить проекты Декрета и Положения об объединении войск.

В этот же день проект Положения об объединении войск был рассмотрен на заседании СРКО в результате чего постановлением СРКО для его доработки была создана комиссия, в составе: К.М.Валобуев (председатель), А.Морозов – от Наркомторгпрома, Н. Раттель – от Наркомвоендела, Бальбатов – от НКПС.

Проект Декрета об объединении войск особого назначения был рассмотрен на заседании СРКО 28 мая, причем этот вопрос был первым в повестке дня. После обсуждения проекта В.И. Ленин внес в него несколько поправок, отредактировал текст и подписал Декрет.

Таким образом, Декретом от 28 мая 1919 г. был создан самостоятельный вид Вооруженных сил – войска внутренней охраны республики (войска ВОХР), в состав которых, помимо войск ВЧК, вошли все вспомогательные войска, состоявшие в распоряжении отдельных ведомств (Наркомпрода, Главода, Главсахара, Центротекстиля и др.), кроме пограничной охраны, войск охраны и обороны железных дорог (железнодорожной охраны) и конвойной стражи. 

Согласно Декрета, войска ВОХР находились в подчинении НКВД, а в штаб войск ВОХР был преобразован штаб войск ВЧК. Также войска ВОХР были переформированы по типовым штатам в батальоны и бригады, для лучшего управления ими, применительно к границам военных округов, территория Советской России была разделена на 12 секторов, в каждом из которых был создан собственный штаб войск сектора. 

Начальником войск ВОХР 10 июня 1919 г. был назначен бывший полковник русской армии Константин Максимович Валобуев (1879-1942), а 16 апреля 1920 г. – Василий Степанович Корнев (1889-1938), который одновременно являлся и заместителем наркома внутренних дел по управлению войсками ВОХР. Но фактическое руководство войсками ВОХР осуществлял созданный 21 октября 1919 г. Военный совет войск ВОХР во главе с Наркомом внутренних дел Ф.Э.Дзержинским.

Однако, несмотря на включение войск ВЧК в состав войск ВОХР, батальоны ВЧК, которых было более 40, сохранили некоторую самостоятельность. В частности, в оперативном отношении они подчинялись председателю губернской ЧК, а командиры бригад и секторов войск ВОХР могли их использовать или передислоцировать только с ведома председателя ВЧК или председателя местной ЧК. 

Общая численность войск ВОХР устанавливалась в 120 000 человек. Общая же численность других войск вспомогательного назначения, которая была определена РВСР, к 28 мая 1919 г. не должна была превышать 200 000 человек, в том числе: судоохрана – 8 000, охрана сахарного производства – 5 500, продармия – 40 000, войска обороны и охраны железных дорог – 60 000, конвойная стража – 50 000, пограничная охрана – 25 000. 

Уже к августу 1919 г. в составе войск ВОХР было 35 отдельных бригад, объединявших один полк, 151 батальон, 8 эскадронов, 6 батарей и 20 рот. Реальная же численность вспомогательных войск в это время составляла (примерно, по неполным данным) 262 000 человек, из них: войска ВЧК – 17 900 (в том числе в Западном округе, т.е. на территории Беларуси – 1 470), судоохрана – 4 240, охрана сахарного производства – 4 020, продармия – 25 530, войска обороны и охраны железных дорог – 102 600, конвойная стража – 94 600, пограничная охрана – 12 990. 

Таким образом, охрана границ осуществлялась силами вдвое меньшими от необходимых, в этой связи, так как обстановка на фронтах не позволяла снимать оттуда пограничные дивизии, имевшие к тому же большой опыт боевых действий, СРКО принял постановление о привлечении войск ВОХР и частей РККА к оказанию содействия таможенным учреждениям в охране экономических интересов РСФСР. 

Во исполнение этого постановления, 11 ноября 1919 г. состоялось межведомственное совещание, по итогам которого было выработано и 30 ноября 1919 г. утверждено временное Положение о порядке привлечения войск ВОХР и частей РККА к содействию таможенным учреждениям по охране экономических интересов РСФСР.

Однако, несмотря на эти меры, вопрос о войсковой охране границы так и остался нерешенным, поскольку командование частей ВОХР и РККА отказывалось от участия в охране границы, правомерно ссылаясь на необходимость выполнения ими своих собственных задач. Кроме того, войска, выделяемые для охраны границы, оставались в распоряжении Наркомвоена, а инструкции этим войскам разрабатывались Наркомвнешторгом и согласовывались с военным ведомством. Также командование каждого соединения, сообразуясь с обстановкой на своем участке, разрабатывало собственную инструкцию по организации пограничной службы для своих частей. 

Такое положение дел с организацией охраны границы означало фактическое ее отсутствие, поэтому 19 марта 1920 г. по предложению Наркома Л.Б. Красина В.И.Ленин провел заседание СРКО, на котором поставил вопрос о принятии экстренных мер по усилению охраны границ республики. Итогом обсуждения вопроса стало принятие СРКО специального постановления «Об экстренных мерах по усилению охраны границ республики», предписывавшее РВСР выделить специальные части для организации пограничной охраны: «Поручить Революционному Военному Совету республики в местностях, указанных Народным комиссариатом торговли и промышленности, выделить специальные части для организации пограничной охраны.

Эти воинские части должны находиться в подчинении Наркомвоена и действовать по указанию соответствующих органов Народного комиссариата торговли и промышленности». Также на этом заседании СРКО рассматривался и вопрос о создании аппарата управления пограничной охраны. 

Вскоре было созвано межведомственное совещание, которое приступило к активной разработке организации охраны границы и уже к середине апреля 1920 г. были определены участки границ, которые требовалось закрыть в кратчайшее время. На польско-литовский участок, где все еще продолжались боевые действия, войсковые силы из состава РККА и войск ВОХР для несения службы на границе было решено не выделять.

Однако в связи со сложной обстановкой на фронтах это постановление фактически не выполнялось, поэтому 14 июля 1920 г., после начала успешного наступления РККА на советско-польском фронте, Совет Труда и Обороны (СТО), в который в начале апреля 1920 г. был преобразован СРКО, принял постановление о безотлагательном выделении РВСР сил для охраны участков границ, где не велись боевые действия: 

«1. Поручить РВСР теперь же выделить для охраны границ: беломорской, эстонской и западносибирской, а также в будущем выделять в соответствии с общей стратегической обстановкой войсковые части в потребном числе. 

2. Выделенные на охрану границы войсковые части должны соответственно инструктироваться Управлением пограничного надзора Народного комиссариата внешней торговли через учреждаемые на границе управления охраны границы. 

3. Во главе Управления охраны границы учреждается Центральное управление пограничного надзора…».

В постановлении также указывалось, что и в дальнейшем РВСР должен выделять в соответствии с общей стратегической обстановкой войсковые части для охраны границы в необходимом количестве.

В соответствии с этим постановлением было учреждено Центральное управление пограничного надзора при Наркомвнешторге и управления охраны Беломорской, Эстонской и Западносибирской границ, которыми по соглашению с полевым штабом или Всеросглавштабом устанавливалась дислокация войсковых частей, выделяемых для охраны границ. Но войска, выделенные для охраны границы, оставались в распоряжении Наркомата по военным делам и исполняли все его приказы, а инструкции этим войскам разрабатывались Наркоматом внешней торговли и согласовывались с военным ведомством.

Таким образом, и этим постановлением вопрос охраны границы не был решен окончательно. Она продолжала осуществляться силами нескольких ведомств, каждое из которых решало вопросы только своей компетенции: войсковая охрана, подчинявшаяся Наркомвнешторгу, решала вопросы, связанные с защитой экономических и частично военных интересов республики; вопросы борьбы с контрреволюцией и шпионажем на границе находились в ведении ВЧК. 

Причем, Наркомвнешторг, в отличии от ВЧК, активно привлекал к организации охраны границы бывших офицеров русской пограничной стражи, в том числе и находившихся на службе в других ведомствах. В частности, в сентябре 1920 г. Наркомвнешторг обратился в НКВД с просьбой откомандировать из войск ВОХР трех бывших офицеров ОКПС: бывший старших адъютантов штаба Корпуса полковников Николая Дмитриевича Желнина и Ивана Ивановича Крутикова и бывшего командира Хотинской бригады 4-го (Житомирского) округа Апполона Аникеевича Загорского, мотивируя это тем, что все они являются специалистами таможенного дела, а Н.Д.Желнин, перешедший в ВОХР из Главного Управления пограничной охраны, является еще и одним из организаторов советской пограничной охраны. 

Однако на это командующий войсками В.С.Корнев ответил отказом, мотивируя его тем, что в войсках и так ощущается недостаток кадров и, кроме того, уже разработан проект о передаче пограничной охраны в состав войск. Тем не менее, 27 октября СТО принял решение откомандировать Н.Д.Желнина и И.И.Крутикова в Наркомвнешторг.


В этот период задачи войск ВОХР были значительны расширены: на них была возложена борьба с вооруженными контрреволюционными выступлениями, охрана путей сообщений (кроме прифронтовой полосы), важных государственных сооружений, предприятий и перевозимых грузов, изъятие излишков хлеба у «кулаков», борьба с «мешочничеством». Кроме того, войска ВОХР стали резервом РККА – только за второе полугодие 1919 г. из них в действующую армию было отправлено 95 батальонов общей численностью 52 700 человек, т.е. 52% численности личного состава войск ВОХР и на 1 января 1920 г. численность войск ВОХР составляла 105 000 человек.

Продолжение следует
00:32 07/12/2017
Автор Леонид Спаткай, историк, действительный член Всероссийского геральдического общества
загружаются комментарии