О том, как в Москве Машерова «разбирали»

Весной  1949 года по заданию Москвы проводилась проверка биографии Петра Мироновича, которому недоброжелатели пытались вменить в вину арестованного органами НКВД отца и нахождение в плену в самом начале войны.
О том, как в Москве Машерова «разбирали»
istpravda.ru
Все-таки история - своеобразная дама, обожающая распоряжаться тайнами по своему усмотрению. Любой бронированный сейф подточит, любой гриф секретности снимет. 

И даже если из этого сейфа ветры эпох (или заинтересованные лица) унесли в неизвестном направлении копии важных бумаг и навсегда замолчали свидетели роковых событий, в заветное время  заветная дверца распахивается - и чудом уцелевшие фрагменты тщательно оберегаемой тайны выпадают наружу. Пусть фрагменты - но по ним ведь тоже можно реконструировать эпоху. Или, по крайней мере, отдельно взятое событие эпохи.

И пусть еще остаются вопросы, и прячутся в тени, как всегда, злодеи и подлецы (кому не нравится пушкинская терминология, может использовать другую), главное ясно - благородство во все времена имеет золотую пробу.

Наш исторический сюжет, дающий больше пищи для раздумий, чем ответов на конкретные вопросы, именно об этом - человеческом благородстве и государственных тайнах, личном мужестве и партийной принципиальности. Ну и, разумеется, об оставшихся в тени низеньких душах.    

Все это мы к тому, что в Национальном архиве обнаружился любопытный документ - докладная Кремлю о поведении Петра Машерова. Да-да, Петра Мироновича, кумира белорусского народа. 

Причем,  как явствует из текста, явно не первая по счету - по всем приметам Москва  не удовольствовалась ранее проведенной проверкой биографии набирающего политическое влияние комсомольского вожака Беларуси и затребовала повторную.

Итак, время действия - май 1949 года. Только успевший перебраться из уютного западно-белорусского Молодечно в Минск 31-летний первый секретарь  ЦК ЛКСМБ (до этого парень из деревни Ширки Сенненского района успел повоевать с врагом, получить два ранения и Золотую Звезду Героя Советского Союза) полон задорно-дерзких задумок. 

Он встречается с кипящей таким же послевоенным энтузиазмом молодежью республики на предприятиях и новостройках, подбадривает добрым словом передовиков и журит отстающих. Он умен, статен, красив. Он умеет обаятельно улыбнуться. И ни единым мускулом лица не выдать лежащую на душе тяжесть. А для тяжести есть причины: дальнозоркая Москва под лупой проверяет его личную биографию. Точнее, некоторые деликатные моменты из пришедшейся на военное лихолетье жизни.

Может, он не знает про проверки? Думаем, скорее всего, знает. Должен знать. Впрочем, если кто более осведомленный захочет оспорить наше предположение  - мы с удовольствием предоставим ему слово.

А пока  же внимательно вчитаемся в адресованный отделу партийных, профсоюзных и комсомольских органов ЦК ВКП(б) документ на имя Дедова А.Л. за подписью секретаря ЦК КП(б) Беларуси Н.Гусарова, который так и называется - "О товарище Машерове П.М".

«ЦК КП(б)Б проведена дополнительная проверка по вопросу о поведении секретаря ЦК ЛКСМ Беларуси тов. Машерова П.М. в период Великой Отечественной войны.

Секретарь Молодечненского обкома КП(б)Б тов. Климов, секретарь Ушачскогго райкома КП(б)Б тов. Василевич (б.секретарь подпольного Россонского РК КП(б)Б, зам.зав.отделом партийных, профсоюзных и комсомольских органов ЦК КП(б)Б тов. Королев (б.1 секретарь Россонского РК КП(б)Б подтверждают, чему соответствуют и документальные данные партийного дела тов. Машерова (Молодечненский партархив, ф.N1, оп 1-33, д.123), что тов. Машеров, будучи учителем Россонской школы (м. Россоны, Полоцкой области), в начале Отечественной войны вступил в истребительный отряд, а после его роспуска в июле 1941 года пытался перейти линию фронта. При этом тов. Машеров был задержан немцами, помещен в лагерь и при отправке эшелона на территорию Латвии бежал. 

Возвратившись в Россонский район, тов. Машеров устроился работать в начале счетоводом в Россонской "общине" (в захваченном немцами общественном колхозном хозяйстве), а затем преподавателем математики в Россонской школе. 

Свое пребывание в Россонах и работу в немецких учреждениях тов. Машеров использовал, как легальное прикрытие для работы по созданию комсомольской организации из числа учащихся школы и формированию, с помощью этой комсомольской организации, партизанского отряда из числа коммунистов, комсомольцев и беспартийных жителей м. Россоны и окружающих сельсоветов.

В апреле 1942 года тов. Машеров вместе с группой членов подпольной организации вышел из м. Россоны в лес. Созданный тов. Машеровым партизанский отряд им. Щорса в количестве 150 человек 19 апреля 1942 года начал боевые действия.

Тов.Машеров командовал отрядом им.Щорса до марта 1943 г., вел активные боевые действия, был дважды ранен.

В марте 1943 года тов. Машеров был назначен комиссаром партизанской бригады им.Рокоссовского (командир тов.Романов А.В.), в которую вошел отряд им.Щорса. Бригада им.Рокоссовского в соответствии с решением ЦК КП(б) Беларуси была передислоцирована в Молодечненскую область. В ноябре 1943 года тов. Машеров был выдвинут на работу первого секретаря Молодечненского подпольного обкома комсомола.

Тов. Машеров был принят кандидатом в члены ВКП(б) Россонским подпольным РК КП(б) 10 августа 1942 года. В члены ВКП(б) он был принят подпольным Мядельским РК КП(б)Б 25 декабря 1943 года. Вилейский горком КП (б)Б постановлением от 11 ноября 1944 года подтвердил решение Мядельского подпольного райкома КП(б)Б о приеме тов. Машерова в члены ВКП(б).

В партийном деле тов. Машерова имеются написанные им автобиографические документы, свидетельствующие о том, что тов. Машеров сообщил  партийным органам факты ареста его отца органами НКВД в 1937 году, задержания его, Машерова, немцами в 1941 году и обстоятельства его работы в Россонах в 1941-1942 году. Правдивость этих данных подтверждается всеми указанными выше товарищами, причем тов. Василевич заявил, что в ходе проверки, которую Молодечненский обком КП(б)Б организовал в 1944 году, была установлена причина ареста отца Машерова в 1937 году - активная сектантская деятельность. 

Тов.Машеров  в это время учился в Витебском пединституте.

Проверкой установлено, что мать тов. Машерова в сентябре 1942 года была арестована немцами, подвергнута пыткам и расстреляна в Россонах. Брат тов.Машерова - коммунист, находился в период войны в Советской Армии, а сейчас работает в Политуправлении группы советских оккупационных войск в Австрии.

ЦК КП(б) Б считает, что нет оснований подвергать сомнению поведение тов. Машерова в период Великой Отечественной войны. 

Активное участие тов. Машерова в борьбе против немецко-фашистских захватчиков и его последующая руководящая работа в комсомоле достаточны для того, чтобы оказывать товарищу Машерову политическое доверие." 

Под документом стоит дата - 6 мая 1949 года. Май, май, сиреневый май... До праздника Победы остается три дня. До великого праздника, который приближал и бывший партизанский командир, а потом бригадный комиссар и глава подпольного обкома комсомола Петр Машеров.

Что ж, наконец он может сбросить тяжесть с плеч - соратники по партизанской борьбе дали в Кремль замечательную характеристику. Те, с кем вместе ходил в разведку, проливал кровь за Родину, знают истинную цену мужеству и трусости. Война, посеребрившая им виски, слишком многому научила их - в том числе, и стоять на своем. Отстаивать свое мнение, право на которое завоевано ценой миллионов жизней. 

И как же он благодарен этому замечательному феномену - феномену фронтового, партизанского братства, рожденному в окопах и землянках, в рейдах и атаках! Он и сам никогда не бросит боевых друзей в беде.

Ведь именно они, бывшие товарищи по оружию, проявили подлинное мужество, не приняв в расчет, можно даже сказать, проигнорировав факты, которые при прочих равных условиях квалифицируются, как страшный, ломающий судьбу  компромат. Репрессированный в 1937 году отец - сектант. 

Нахождение, пусть и кратковременное, в немецком плену. Работа на немцев - правда, в подпольно-антифашистских целях, но сколько истинных подпольщиков, антифашистов и экс-пленных еще доказывают свою преданность социалистической Родине.

Все еще доказывают. Потому что им, другим, - давайте говорить прямо - пока еще не вышла амнистия. И выйдет нескоро.

Ему, Машерову, - уже вышла. 

Соратники по партизанской борьбе, по коммунистической партии поддержали его. Перед самим Кремлем. Простили отца-сектанта и плен.

...Май, май, сиреневый май. Хороший месяц, но недаром же говорят, что происходит он от слова "маета".

Все простили герою сучок-задоринку в биографии. Все да не все - кто-то, видимо, не смог. И, похоже, сигнализировал в центр, что есть в ней изъяны. Может, был обижен на судьбу и имел родственников, которым за подобное не вышла индульгенция.

Может, на переломном этапе не поладил с крутым комсомольским вожаком.

А может, просто считал себя идеологически выдержанным товарищем, обязанным доносить наверх обо всяких отклонениях от идеологической линии партии. В том числе, и в чужой биографии.

На эти вопросы, к сожалению, никто из действующих лиц уже не ответит.

И еще ведь остается вопрос-загадка: знал ли сам Машеров про ревнителей своей биографии? И если знал, что думал, как смотрел в лицо при встрече?

Увы, ни продолжения белорусской переписки с Кремлем, ни того, что ей предшествовало, в Национальном архиве не сохранилось. Возможно, продолжения и не было - Москва согласилась с мнением республиканских товарищей и решила оказывать минскому соратнику политическое доверие.

А предыстория просто канула в Лету. А, может, и не канула, а все еще находится в недоступных сейфах. Но согласно диалектике жизни правда обязательно должна восторжествовать. Есть у нее такое малоприятное для подлецов свойство - колоть глаза и выходить наружу. 

Зато умным и добрым это свойство правды нравится - так они познают истину. И становятся еще умнее.  И благороднее: ведь у этой локальной истории вполне счастливый конец - победило мужество, а не трусость. Хотя за десять лет до описываемых событий все могло случиться с точностью до наоборот.

В 2007 году в Москве вышла книга Михаила Бублеева «Непобежденный», посвященная бывшему первому секретарю ЦК ЛКСМБ, а затем второму секретарю ЦК КПБ Михаилу Зимянину. В книгу вошло и интервью Михаила Васильевича, которое он дал белорусскому журналисту Александру Улитенку. В нем Зимянин, в частности, приводит такую подробность: Петра Машерова к званию Героя Советского Союза представлял ЦК комсомола, а поддержал Белорусский штаб партизанского движения. 

Вот тут-то и выплыла неприятная подробность из биографии комсомольского вожака. 

«Когда решение о награждении Машерова приняли, появилось радиотелеграфное сообщение: герой, оказывается, был в плену! Меня это ошеломило, как гром среди ясного неба. В соответствии с положениями о военнопленных, утвержденными тогда Политбюро, те, кто были в плену, не имели права на вступление в партию, на представление к наградам. У них была единственная привилегия – загладить свою вину кровью».

Узнала о прошлом Машерова, по словам Михаила Васильевича, контрразведка.

Дальше дело обстояло так. 

«Я обратился к П.К.Пономаренко, - рассказал журналисту М.Зимянин. – Тот сказал: «Что же делать – защищать его или нет? Я этого Машерова даже не видел, как и ты…». Я ответил, что надежные люди очень хорошо отзывались о нем, например, Таня Говерень – инструктор ЦК, которая бывала в тылу врага. 

Свой невольный грех Машеров не утаивал – про все написал сам. Одним словом, надо его защитить. «Меня чекисты не послушают, а Ваше слово может стать решающим». 

«Хорошо, - сказал Пономаренко. – Но имей в виду, ты лично отвечаешь за своего Машерова. За каждый его поступок». Пономаренко немедленно договорился с Цанавой, и тот сказал, что дело Машерова закрыто. 

Действительно, окончилась война. Машеров рос, шел вперед, история с пленом больше не возникала, хотя чекисты напомнили мне о ней. Я ответил им: товарищи, есть решение высших инстанций больше к этому делу не возвращаться».

Добавить к этому можно лишь одно: когда в Москву из белорусского ЦК полетела бумага в защиту Машерова, Зимянин как раз занимал в партийном аппарате республики вторую по важности должность. А значит, действительно разделил ответственность за Петра Мироновича. 
Людмила Селицкая, Вячеслав Селеменев, специально для «Исторической правды»
00:31 20/11/2015
загружаются комментарии