Необъявленная война в Западной Беларуси

В марте 1921 г. между Польшей и Советской Россией был подписан мирный договор, в результате которого половина белорусских этнических территорий оказалась в составе только, что возрожденного польского государства. С этим обстоятельством, не смирились не только многие жители Западной Беларуси, но и советское руководство.
Необъявленная война в Западной Беларуси
istpravda.ru
Сразу же после окончания советско-польской войны 1920 г. Разведупр РККА начинает создание и переброску на территорию восточных воеводств Польши отрядов боевиков для организации там массового вооруженного сопротивления польским властям. Расчет был прост: профессиональные «чекисты» всколыхнут массы и в результате революционного выступления большевикам удастся вернуть Западную Беларусь и Западную Украину в состав страны Советов. Деятельность таких партизанских отрядов получила наименование «активная разведка».

На границе Польши и БССР
На территории советской Беларуси формировались и вооружались т.н. «повстанческие группы». Для них очень тщательно подбирался командный состав. В еще слабо охраняемой государственной границе, создавались специальные «окна» для переброски диверсантов «за кордон». 

Пограничный переход в Колосово
О секретности проводимой операции свидетельствует тот факт, что об «активной разведке» не знало даже ОГПУ. Когда в октябре 1923 г. зампред ВЧК Иосиф Уншлихт затребовал у начальника Контрразведовательного отдела ОГПУ Артура Артузова информацию о партизанской деятельности в Восточной Польше, контрразведчики не сумели подготовить грамотный отсчет, свалив в одну кучу факты деятельности просоветских отрядов и информацию о криминальных преступлениях собственно польских бандитов.

Иосиф Уншлихт
В восточной части Полесского и южной Новогрудского и Виленского воеводств Польши, действовали советские партизанские отряды под командованием Кирилла Орловского и Станислава Ваупшасова. Уже летом 1922 г. о белорусских партизанах говорили во всей Польше. Именно тогда отряд Орловского в районе Беловежской пущи уничтожает полицейский участок, а также захватывает и сжигает имение «Доброе дерево» в Грудницком повете. Всего с 15 июня по 6 августа 1922 г. на территории Гродненского и Илицкого поветов было проведено 9 боевых операций, в результате которых партизаны разгромили три помещичьих имения, сожгли дворец князя Друцкого-Любецкого, взорвали два паровоза на узкоколейной дороге, принадлежавших французской фирме. Кроме этого, на железнодорожной линии Вильно-Лида был уничтожен железнодорожный мост, а также значительная часть дорожного полотна. В ходе одного из боев боевики Орловского уничтожили отряд польских улан. 14 октября 1922 года партизаны напали на имение «Струга» в Столинском повете, в результате чего было убито большое количество польских полицейских.

К. Орловский
В 1923 году партизанское движение усилилось. В ночь с 19 на 20 мая группа из 30 партизан совершает налет на полицейский участок и управление гмины в Чучевичах Лунинецкого повета. 27 августа боевики проводит операцию в местечке Телеханы Коссовского повета, в результате чего было убито двое полицейских и войт. 29 августа 10 партизан нападают на имение «Молодово» Дрогиченского повета.
Кульминация «активной разведки» выпадает на 1924 г. Нападения на помещичьи имения, полицейские посты и особенно на поезда стали более дерзкими и частыми. В ночь с 18 на 19 июля 1924 г. состоявший из 30 человек партизанский отряд, вооруженный станковым пулеметом, совершил налет на местечко Вишнево в Воложинском повете. В бою с нападавшими был убит повятовый комендант полиции, комиссар Влодимеж Лопатинский. В августе отряд во главе со Станиславом Ваупшасовым разгромил гарнизон, железнодорожную станцию, староство, повятовое управление полиции, городской полицейский участок в Столбцах. Во время налета была захвачена тюрьма, из которой освободили руководителя военной организации компартии Польши Станислава Скульского и руководителя компартии Западной Беларуси Павла Корчика. Освобождение высокопоставленных коммунистов и было главной целью нападения на Столбцы. Кстати, отходя из города, партизаны оставили засаду из нескольких пулеметов. В эту ловушку попался отряд польской кавалерии. Лишь не многим уланам удалось тогда спастись.
И.Нехведович и С.Ваупшасов (справа)
На участке Пинск-Лунинец отряд под командованием Кирилла Орловского осуществил успешное нападение на спецпоезд, перевозивший полесского воеводу Станислава Довнаровича. На станции Ловчи была оборудована засада. Поезд с высокопоставленными чиновниками был остановлен ложным сигналом красного флажка. Партизаны взорвали пути, окружили состав, отцепили паровоз и обезоружили немногочисленную охрану. Кроме воеводы в поезде ехали комендант 14 округа полиции Юзеф Менсович, епископ Лозинский и сенатор Болеслав Вислоух. Убивать никого не стали. Но как сообщала советская газета «Ленинградская правда» за 1924 год, Довнаровичу партизаны устроили порку, всыпав чиновнику 40 ударов плетью. Забрав деньги, драгоценности и оружие «лесные братья» ретировались. За этот инцидент Довнарович будет уволен со своей должности. В Варшаве его обвинят в трусости.

Воевода С.Довнарович
В ноябре все того же 1924 года другой партизанский отряд, действовавший по линии «активной разведки» в Барановичском повете совершил нападение на поезд у станции Лесная. Пассажиры состава лишились своих денег и драгоценностей. За нападавшими была организована погоня. Польским кавалеристам удалось задержать 14 партизан. Четверо из них были расстреляны, еще четверо получили пожизненное заключение, других приговорили к различным тюремным срокам. Всего с апреля по ноябрь 1924 года отряды «активной разведки» провели более 80 крупномасштабных боевых операций. По подсчетам аналитиков Второго (разведывательного) отдела Генштаба польской армии на территории Виленщины, в лесах Полесья, в Налибокской, Беловежской и Гродненской пущах действовало 5-6 тысяч партизан. За период с апреля 1921-го по апрель 1924 г. на польско-советской границе было зафиксировано 259 переходов границы, совершенных боевиками Разведупра РККА.

На польско-советской границе
Польские власти со всей серьезностью осознавали опасность «активной разведки», которую проводили советские партизанские отряды в восточных воеводствах Второй Речи Посполитой. В 1922 г. на «крэсах» были введены военно-полевые суды. За одно лишь участие в партизанских акциях грозило тюремное заключение до 8 лет. Убийство государственных чиновников, диверсии на железной дороге, нападение на госучреждения каралось польским законодательством смертной казнью, приводимой в исполнение в течение 24 часов.

Первоначально основное бремя борьбы с коммунистическим подпольем легло на польскую пограничную полицию.  Но служители правопорядка не справлялись с этой сложной миссией. Из комиссариатов полиции Виленского, Новогрудского, Полесского воеводств в Варшаву постоянно шли телеграммы с просьбой о направлении «на крэсы» воинских подразделений для борьбы с «коммунистическими бандами».

В августе 1924 г. совет министров под председательством президента Станислава Войчеховского принял решение о создании нового военизированного органа для охраны польской восточной границы. 12 сентября Министерство обороны издает приказ о создании Корпуса Пограничной Охраны. Это подразделение создавалось, как своеобразные войска специального назначения. В Варшаве понимали, что в белорусских лесах прячутся не взбунтовавшиеся крестьяне, а хорошо подготовленные войсковые разведчики, обученные тактике ведения партизанского боя. Вооружали «копистов» «до зубов». К примеру, каждый польский пограничник, выезжавший на восток, имел при себе новую винтовку «Маузер» и три(!) ручные гранаты. 1 ноября 1924 г. КОП принимает под охрану участок советско-польской границы на территории Виленского и Новогрудского воеводств. С апреля 1925 г. к ним добавилось и Полесское воеводство. В 1924 г. солдаты КОП участвуют в 89 боестолкновениях с советскими партизанами. Кроме этого, в Западной Беларуси усиливаются воинские гарнизоны польской армии. Все это повлияло на постепенное снижение активности советских партизан.

Пограничники КОП
А вскоре произошло событие, которое положило окончательный крест на деятельности советских диверсионных отрядов на территории Восточной Польши. В ночь с 7 на 8 января 1925 г. отряд партизан, прижатый пограничниками КОП к советской границе, с боем прорвался на территорию СССР, разгромив при этом советскую пограничную заставу в местечке Ямполь. Ситуация ухудшалась тем, что партизаны были  одеты в польскую военную форму и советские пограничники решили, что нападение совершили польские регулярные части. Тревожное сообщение о бое на границе ушло в Харьков, а оттуда в Москву.

На границе
8 января 1925 г. состоялось экстренное заседание Политбюро. Во время обсуждения выступил наркоминдел Г.Чичерин, его заместитель М.Литвинов и зампред ОГПУ В.Менжинский. В итоге была создана специальная комиссия для расследования «ямпольского инцидента». Полякам, в свою очередь, передали ноту, в которой указывалось, что «советская сторона готова к улаживанию инцидента мирным путем».

Высшее советское руководство подвергло жесткой критике действие Разведупра РККА. В феврале 1925 г. комиссия во главе с В.Куйбышевым представила в Политбюро проект постановления по вопросу «активной разведки». В документе, в частности, указывалось: «Активную разведку в настоящем ее виде (организация связи, снабжение и руководство диверсионными отрядами на территории Польской республики) — ликвидировать. Ни в одной стране не должно быть наших активных боевых групп, производящих боевые акты и получающих от нас непосредственно средства, указания и руководство. Вся боевая и повстанческая работа и группы, ее проводящие, — поскольку они существуют и целесообразно (что определяется в чисто партийном порядке) — должны быть руководимы и находиться в полном подчинении у национальных партий, действующих в данной стране. Эти группы должны выступать, руководствуясь и от имени исключительно их революционной борьбы, а не СССР. Группы эти не должны ставить себе целью и заниматься разведывательными и другими заданиями в пользу Военведа СССР. Этими вопросами они занимаются для своих революционных целей».

В итоге «активная разведка» в Восточной Польше к исходу 1925 г. была свернута. В июне 1925 г. был расформирован отряд С.Ваупшасова. В этом же году в СССР вернулся и К.Орловский. Воспользовавшись растерянностью в рядах партизан, польские власти начали активную борьбу с ними. На территории Западной Белоруссии проводятся карательные акции и массовые аресты. Только на территории Новогрудского воеводства было арестовано 1400 человек.

Отказавшись от «активной разведки» в ее боевой форме, советская сторона, впрочем, не отказалась от активного «изучения» сопредельной территории. В конце  1920-х годов Разведупр РККА получает приказ организовать на польской территории законспирированные разведывательные пункты, в задачу сотрудников которых входило изучение военных объектов, установление связи с нужными людьми, заготовка взрывчатых материалов, наконец, в случае начала вооруженного конфликта, организация диверсий в тылу противника. Пункты эти не связывались с компартией. В это же время на территории Польши, Литвы, Румынии создаются склады с оружием и спецоборудованием. В 1930-х чтобы обезопасить себя от обвинений в подрывной деятельности на территории иностранных государств советское руководство всю диверсионную работу на сопредельной территории перепоручило Коминтерну. На территории СССР создавались спецшколы для подготовки диверсантов, но формально они принадлежали все тому же Коммунистическому интернационалу.
00:36 05/01/2015
Автор Игорь Мельников, кандидат исторических наук
загружаются комментарии