Дни Бородина

Одним из лучших советских военных фильмов является киноистория "На войне, как на войне", рассказывающая о героическом экипаже совесткой самоходки САУ-100. Песню «По полю танки грохотали», которую исполняют главные герои картины, знают, пожалуй, все. Прототипом главного героя, сыгранного Михаилом Кононовым, мог бы стать гвардии младший лейтенант Эрнест Семенович Бородин, закончивший войну в мае 1945-го в Берлине.
Дни Бородина
istpravda.ru/bel
От «махновцев» до «денди»

…В самом начале войны отчим Бородина был призван в действующую армию. Мать вместе с Эрнестом и его младшей сестрёнкой из-за того, что Ростов очень скоро оказался в прифронтовой полосе вынуждены были уехать к знакомым в Пятигорск. Приходилось копать окопы, противотанковые рвы. В январе 1943-го восемнадцатилетний  Эрнест был призван в армию. «Правда солдаты из нас те еще были», - смеется ветеран. «Не было обмундирования, ни петлиц, ни погон, так в штатском и становились в строй. Со стороны посмотришь, махновцы, ей богу. Но не это было главное. Важно, что было желание отомстить фашистам за все, что они натворили на нашей земле». 

Новобранцев, среди которых был и Эрнест Бородин, отправили в Георгиевск, что в Ставропольском крае. Прибыв на место, пришлось строить землянки и параллельно учится военному делу. Строевой подготовке обучал молодой сержант-дагестанец, который был не на много старше прибывшего пополнения. В «учебке» Эрнест  Семенович и его товарищи пробыли до марта, а затем их погрузили в эшелоны и отправили на Южный фронт. 



Эрнест Бородин, 1947 год

В Невинномысске, куда пришел воинский эшелон, пехоту «выгрузили» и дальше, к фронту, им предстояла «пешая прогулка» по шоссе на Ставрополь. Дорога была, грязной, тяжелой. Сапоги тонули в земляной жиже и вдруг, оттуда не возьмись из-за холмов появились немецкие  бомбардировщики «Хенкели».  Вот она встреча с врагом. Задрожала земля от взрывов, появились первые раненные и убитые. Люди пытались спастись, прячась в канавах, но и там их настигали пули и осколки. Эрнест Семенович был контужен и очнулся уже в медсанбате в Пятигорске. 



Эрнест Бородин в побежденной Германии, сентябрь 1945 года

Подлечившихся раненых из госпиталя направляли в разные части. Бородин оказался во 2-м Саратовском танковом училище, которое специализировалось на подготовке экипажей для средних танков Т-34. Впрочем, вскоре молодым курсантам пришлось переучиваться для управления новым видом колесной техники – самоходной артиллерийской установкой. 

С сентября 1943 года в танковых частях советской армии появляются самоходки СУ-85, относящиеся к классу истребителей танков. Машины этой марки выпускались на Уральском Заводе Тяжёлого Машиностроения (УЗТМ, Уралмаш) с августа 1943-го по июль 1944 года. Кстати, всего было построено 2329 самоходок. 



СУ-85

После разработки более мощной самоходки СУ-100 из-за задержки выпуска 100-мм бронебойных снарядов и прекращения выпуска бронекорпусов для СУ-85 до декабря 1944 года выпускался переходный вариант СУ-85М. Фактически он представлял собой СУ-100  с 85-мм пушкой Д-5С. 

От исходного варианта СУ-85 «модернизированная» СУ-85М отличалась более мощной лобовой бронёй и увеличенным боезапасом. Всего было построено 315 таких машин. И СУ-85 и СУ-100 создавались на базе среднего танка Т-34-85. Серийный выпуск СУ-100 с пушкой Д-10С был начат на Уралмаше в августе 1944 года и продолжался,  примерно, до марта 1946. Первое боевое применение СУ-100 состоялось в январе  1945 года, и в дальнейшем эти самоходки использовались в ряде операций  Великой Отечественной  и советско-японской войны. 



СУ-100

«В училище нас одели как «лондонских денди», - смеется Эрнест Семенович. «Выдали всем английские, армейские, «рыжие» ботинки и другое «лендлизовское» обмундирование». 

Будущих командиров самоходок обучали основам стрельб, тактике ведения боя из закрытых позиций. Настоящий танкист должен не только досконально знать, так сказать, «матчасть», но и обязан владеть широкими знаниями в области тригонометрии. 




Эрнест Бородин с заряжающим Иваном Вовнюком, 1945 год

Часто спецификой ведения боя с использованием САУ было то, что наши самоходчики не видели врага. Он попросту был скрыт от них естественными препятствиями, равнинами, лесами. И вот тут появлялось такое понятие как угол обстрела, когда командир самоходки должен был навести орудие так, чтобы снаряд не «ушел в молоко», а попал точно по врагу. На занятиях по тактике составляли карты местности, разбирали варианты тактического построения в различных условиях ведения боя. 

Один на один с «Тигром» 

Подходил к концу 1944 год. Выпускников 2-го Саратовского танкового училища отправили в 5-й запасной танковый полк в Свердловск на «Уралмаш», т.е. на родину легендарных самоходок. Там, на заводе молодые лейтенанты испытывали технику на «прогонных кругах», привыкали к машинам, ведь совсем скоро им предстояло вступить в бой с грозным немецким «зверинцем». 

«Мое личное счастье», - признается Эрнест Семенович, «что я не познал унижения отступления. Мне приходилось слышать много рассказов бывалых солдат о страшных событиях июня 1941-го, о трагическом 1942-м. Тогда ведь страна могла погибнуть. Но выдержали и погнали врага со своей земли». 

В феврале 1945 г. укомплектованные экипажами самоходки отправились на фронт.  Ехали через выжженную войной Беларусь. Эрнест Семенович признается, страшно было наблюдать разрушенные белорусские города, сожженные села. Но это зрелище добавляло нашим солдатам решимости отомстить врагу за те ужасы, которые принесли фашисты на советскую землю. Первоначально подразделение самоходок, в котором служил Бородин, должно было быть придано 1-му польскому танковому корпусу (1-szy Korpus Pancerny)  под командованием генерала Юзефа Кимбара, но потом ситуация изменилась и Бородина отправили в танковую часть советской армии. 



Польские самоходки в Берлине

Многие поляки учились во 2-м Саратовском танковом училище. Эрнест Семенович с теплом вспоминает совместные боевые действия, которые пришлось вести его подразделению вместе c поляками. «О, это смелые ребята. Не боялись ничего. Они ведь еще с 1939 года хотели отомстить нацистам за страдания, которые те принесли Польше и ее народу. Те, кто не ушли с Андерсом, потом с нами громили врага. Как сейчас помню вот такой эпизод под Берлином. Мы наступаем. Дым, гарь, в самоходке ничего не видно, и тут офицер-поляк выскакивает из «тридцатьчетверки» и командует по-польски: «Po przeklętym Szabam, poziom czwórka, ognia» (по проклятым фрицам, уровень четыре, огонь). Вокруг пули, «фаустники» снуют по улицам, а он встал в полный рост и командует.  Вот какие люди были». 



Польские танкисты

В конце января 1945 г. войска 1-го Белорусского фронта, продолжая успешное наступление к западу и юго-западу от Познани, пересекли германскую границу, с боем овладели городами Лансберг, Мезериц, Швибус и Цюллихау — крупными узлами коммуникаций и мощными опорными пунктами обороны немцев, прикрывающими подступы к Франкфурту-на-Одере. 

Для развития успеха в район Швибуса прибыли и советские самоходки СУ-100, командиром одной из которых был гвардии младший лейтенант 2-й гвардейской танковой армии 12-го корпуса 1-го Белорусского фронта Эрнест Бородин. К району сосредоточения самоходки двигались с потушенными фарами.  Впереди на командирской «тридцатьчетверке» ехал командир части подполковник Меркулов. 



Генерал Юзеф Кимбар

К Одеру вышли в районе Кюстрина. На подъезде вдалеке увидели колонны отступающих немцев. Нашим войскам удалось, используя замешательство фашистов, сходу захватить плацдарм на левом берегу. Хотя танки, априори, не самый подходящий вид техники для ведения боевых действий  в городских условиях, им пришлось биться в тесных улочках  Кюстрина и Кица. 

В середине апреля  1945 г. новым испытанием для наших танкистов стали бои на Зееловских высотах. Там были прорваны две хорошо укрепленные немецкие линии обороны. В городе Илов, что в Нижней Саксонии, произошло событие, которые навсегда останется в памяти Эрнеста Бородина. Он подбил немецкий «Тигр». 



Танк "Тигр" в подмосковной Кубинке

Советские войска наступали, но их наступательный порыв разбивался об ожесточенное сопротивление немцев, устроивших на каждом перекрестке, в каждом доме, настоящие крепости. На одном из таких пересечений улиц, был вкопан в землю и превращен в сильно укрепленную артиллерийскую огневую точку Panzerkampfwagen VI «Tiger I». Если вы никогда не видели этот танк в живую, то советую съездить в подмосковную Кубинку и увидеть эту машину собственными глазами. Завораживающие и пугающее зрелище. 

Но командир СУ-100 младший лейтенант Бородин не испугался. Его самоходке удалось обойти этот опорный пункт немцев и выйти на удобную для выстрела позицию. Не долго думая, младший лейтенант командует: «Огонь». Выстрел из 100-мм пушки приходится в башню фашистского танка, от которого та просто раскалывается. Все, в одну секунду грозная многотонная машина превращается в груду металлолома. 

Но немцы не остались в долгу. Тут же последовал выстрел из «фаустпатрона», который перебил гусеницу нашей самоходки. Слава Богу, это повреждение удалось быстро устранить. За тот бой Эрнест Бородин был награжден орденом Красной Звезды. 

В районе Ванзее нашим танкам и самоходкам вновь пришлось сражаться в городских условиях практически без прикрытия пехоты, которая просто не успевала за устремившимися вперед танкистами. Уже никто не думал об опасности таких маневров, все верили в победу и хотели ее приблизить.

Самоходкам было дано указание прикрывать наши наступающие танки.  И вот на одной из улиц советские танки попали под обстрел. Один ИС-2 загорелся, второй встал, как вкопанный, перегородив дорогу. Командир батареи самоходчиков вылез из своей машины и побежал ко второму «Иосифу Сталину», чтобы посмотреть, что с ним произошло. 



Танк "ИС-2"

Повылезали из самоходок и другие танкисты. И тут последовали взрывы. Немцы ждали момента, когда наши танкисты покинут свои бронированные крепости. Один из осколков  снаряда попал Эрнесту Семеновичу в колено. На своей самоходке, вместе с другими ранеными, он доехал до медсанбата в Штраусберге, где спустя несколько недель и встретил победу. «Радость была неописуемая. Все выбежали на улицу, смеялись, танцевали, стреляли в воздух, а завотделением, майор медицинской службы, у всех на виду стала танцевать «Барыню», да так разошлась, что остановить не могли. Представляете, люди были на пределе сил, и тут вдруг все, победа, конец испытаниям. В госпиталь приехали военные корреспонденты, которые рассказывали о подписании Акта о безоговорочной капитуляции Фашистской Германии», - вспоминает Эрнест Семенович. 



Благодарность для Э.Бородина за участие в Берлинской операции

За участие в Берлинской операции гвардии младший лейтенант Бородин был удостоен двух правительственных благодарностей. Оправившись от ран Эрнест едет в Берлин. В беседе со мной фронтовик признается, очень уж хотелось увидеть сердце поверженной Германии, подойти к Рейхстагу. Он стоял возле разрушенного здания имперской канцелярии и ощущения радости сменялись в его душе горечью утрат, ведь многие боевые товарищи так и не дошли до этого места, не дожили до победы.   

После войны Эрнест Семенович Бородин демобилизовался и решил посвятить себя мирной профессии химика. Учился в Ростове, Вильнюсе, работал в Грозном, и закончил трудовую деятельность в Москве. Слушая его рассказ, я ловил себя на мысли, что не могли мы проиграть в той войне, просто потому, что у нас были такие люди.
00:31 22/12/2017
Автор Ігар Мельнікаў, кандыдат гістарычных навук
загружаются комментарии