В ГУЛАГе говорили по-английски

Документы НКВД доказывают, что в 1939-1941 гг. в советских лагерях для военнопленных находились не только поляки, но и граждане других европейских государств.
В ГУЛАГе говорили по-английски
istpravda.ru/bel
Чем глубже вникаю в тему сталинских репрессий, тем больше осознаю, насколько мало исследованы те трагические страницы нашей истории. Оказывается в 1939-1941 гг. в советских лагерях для военнопленных содержались не только военнослужащие Войска Польского, но и солдаты из Франции, Великобритании, Бельгии и Чехословакии. Многие из этих людей прошли через тюрьмы на территории БССР. 

«Заложники» из Европы

Передо мной лежит копия письма начальника управления НКВД СССР по делам военнопленных и интернированных П. Сопруненко, адресованного наркому Берия. Как следует из документа, в Козельском лагере для военнопленных содержалось значительное количество интернированных французов и англичан, 38 из которых объявили голодовку.  В разговоре с сотрудниками НКВД, французы и англичане заявили, что находясь в тюрьмах в Белостоке, Минске (!) и Москве они писали в свои посольства, но ответа не получили. Из этого они делали вывод, что об их нахождении в СССР посольствам до сих пор не известно. Иностранцы настаивали, чтобы для них организовали встречу с консулами. 



Служебная записка Сопруненко о военнопленных французах и британцах в Козельском лагере

Инициаторами голодовки были французы – Корнилье (кандидат в офицеры, сын директора завода), Мишлье (кандидат в офицеры, часовщик артели), Форель (рядовой, машинист на пишущей машинке), Клястер (рядовой), Симон (рядовой, авто-механник), англичане – Лафгроуф (рядовой, штукатур), Бригз (рядовой).  В процессе разговора интернированным англичанам и французам было разъяснено, что никаких требований лагерной администрации они выставлять не должны.

Результатом этого инцидента, стало то, что лагерная администрация получила указание повысить требовательность к интернированным. Кроме этого, Начальнику особого отдела лагеря было дано указание завербовать не менее 5-6 человек осведомителей. 

Из письма Сопруненко также следовало, что всего в Козельском лагере  содержалось 92 военнослужащих французской армии, 11- британской, 1 – бельгийской, из них:

Капитанов – 2

Лейтенантов – 2

Аспирантов-офицеров – 4 

Сержантов и капралов – 24

Рядовых – 72

Интернированные привлекались на работы по самообслуживанию под охраной. По данным НКВД санобработка этих несчастных проводилась регулярно, один раз в неделю. Была составлена тематика политбесед, но таковые проводились не регулярно из-за отсутствия переводчиков. Переписка с родственниками интернированным была запрещена.

Но как британцы и французы оказались в руках НКВД? Оказывается, большинство из них, попав в 1940-м году в немецкий плен, были отправлены в немецкие лагеря для военнопленных на территории оккупированной Польши, а оттуда им удалось сбежать в СССР. Эти люди надеялись, что им дадут возможность сражаться с нацистами. Но вместо этого, после рассмотрения их дел Особым совещанием НКВД – «агентов капитала» отправляли в лагеря ГУЛАГа. 



Английские и британские военнопленные

Находясь в тюрьмах НКВД, в том числе и в Минске, британских и французских военнопленных подвергали многочасовым изнурительным допросам. Несколько лет назад в Варшаве мне удалось познакомиться с польским историком, отец которого был офицером Войска Польского и в сентябре 1939 года оказался в советском плену. Весной 1940 года его перевезли в минскую «Американку». По воспоминаниям этого человека вместе с поляками в камере находились и британские военнослужащие. Несмотря на все испытания, подданные Британской империи не теряли присутствия духа и даже подбадривали поляков.

У многих французов и англичан в советских тюрьмах отобрали все личные вещи, которые им удалось сохранить в немецком плену. После проведения следствия часть европейских военнопленных отправили в Козельский лагерь. Жили интернированные в трех зданиях по 3-18 человек в комнате. Старшим среди них был французский капитан Пьер Гастон Бийот. Во время войны с Германией этот офицер участвовал в нескольких успешных танковых боях с нацистами. 16 мая 1940 года недалеко от городка Стони капитан уничтожил 13 (!) машин противника – 2 танка PzKpfw IV и 11 PzKpfw III, а также 2 противотанковых орудия, проявив  недюжинное мастерство и храбрость. После этого боя на его машине насчитали почти полторы сотни вмятин от попаданий вражеских снарядов. За проявленную отвагу его наградили Военным Крестом и орденом Почетного Легиона.



Французские танкисты

12 июня под Мормелоном, в тяжелейшем бою с нацистами, капитан был ранен в голову и руку и попал в плен. Раненого француза отправили в госпиталь, откуда он три раза пытался бежать, но безрезультатно. После лечения Бийота перевели в лагерь Офлаг 2D в Польше. 3 февраля 1941 года французскому танкисту все же удалось сбежать в СССР. До отправки в лагерь в Козельске капитана содержали в тюрьме НКВД в Каунасе.



Капитан Пьер Бийот

Британцы и англичане постоянно требовали дать им возможность связаться со своими консулами и отпустить их в армию де Голля. Пиком напряжения в отношении лагерного начальства и европейских заключенных стала упомянутая выше голодовка. О ее последствиях мы уже знаем. 

15 апреля 1941 года капитан Бийот, который был хорошо образованным (во Франции он окончил академию Генерального штаба) и подготовленным офицером, от имени своих товарищей по несчастью пишет обращение к В. Молотову и наркому обороны С. Тимошенко. В документе французский капитан выразил горячее желание интернированных продолжить борьбу с нацизмом. Бийот ссылался на то, что Швейцария, интернировавшая 29 тысяч перешедших ее границу французских военнослужащих, не колеблясь, разрешила им покинуть свои пределы. В тексте письма есть такие строки: «Просим дать возможность достойным и смелым людям выполнить их священный долг по отношению к своей родине». 

В ответ на это послание в лагерь был направлен специальный представитель НКВД, который «разъяснил» французскому капитану, что «СССР не желает компрометировать перед Германией свой нейтралитет». Но не смотря ни на что, 29 апреля 1941 г. Бийот отправил новое письмо Молотову и Тимошенко, в котором указал, что «побеги» из Венгрии и Румынии интернированных там польских военнослужащих не вызвали со стороны Германии каких-либо протестов. Кроме этого, французский капитан писал, что если бы факт освобождения французов и британцев стал известен германским властям, СССР мог бы им заявить о том, что знает о создании баз для наступления против СССР, причем французские военнопленные используются там, как рабочая сила. 



Сопроводительная записка к письму Бийота  Молотову и Тимошенко

Наивный капитан не мог знать, что у Сталина были свои виды на «дружбу» с Гитлером, а судьба интернированных французов и британцев его мало интересовала. 

Вскоре в лагере появились свои коммунисты. Они даже обратились к В.Молотову с просьбой о разрешении организовать партячейку. Но ячейки французских коммунистов в лагере так и не появилось. НКВД посчитало это не целесообразным. 

1 мая 1941 г. французы и англичане направили в Президиум Верховного совета СССР приветствие и поздравление в связи с Днем Трудящихся. В ответ представители советского руководства намекнули капитану Бийоту, что французам и англичанам будет оказано содействие «утечке» из страны отдельными группами. 



Штамп Козельского лагеря НКВД

После нападения Германии на Советский Союз Берия в срочном порядке приказал эвакуировать Козельский лагерь в Грязовец. В июле 1941 года начальник УПВИ Сопруненко направил Берии письмо капитана Бийота, адресованное де Голлю, в котором содержалась просьба содействовать освобождению интернированных. 

В начале сентября 1941 г., находившиеся в Грязовце военнослужащие Войска Польсокого были отправлены в Бузулук и Тоцк для формирования армии под командованием генерала Андерса. А вскоре решилась судьба французских и английских военнопленных. Их без лишнего шума отправили в Лондон. В мае 1942 года капитан Пьер Бийот был назначен начальником штаба генерала Шарля де Голля. Интересный факт: среди людей де Голля Бийот и прибывшие вместе с ним солдаты и офицеры до конца жизни получили прозвище «русские». Пьер Бийот участвовал в боях в Нормандии и освобождении Парижа. С 1955 по 1956 гг. этот человек занимал пост Министра обороны Франции.  



Французские военнопленные

Описывая свои переживания в немецком и советском плену, один из французских военнопленных впоследствии напишет: «Каждый из нас имеет свою войну», которая более не является его собственностью. Наоборот, общий знаменатель побега свойственен всем нам: и русское путешествие, и шпицбергеновская одиссея принадлежат только нам. От бомбардировки Дюнкерка, до бомбардировки Каунаса, от померанского лагеря, до лагерей где-то у Транссибирской железной дороги, от Парижа до Шпицбергена, от Москвы до Лондона, тысячи эпизодов пересекаются, перекрещиваются и объединяются». 

Упоминая «бомбардировки Каунаса», француз имеет ввиду события июня 1941 года, когда войскам НКВД пришлось спешно и часто под немецкими бомбами эвакуировать заключенных тюрем, расположенных в Прибалтике, Беларуси и Украине. Для многих узников те «марши смерти» стали последним испытанием в их жизни. Известно, что в июне 1941 года в тюрьмах НКВД в Минске содержались британские и французские интернированные военнослужащие. Вполне возможно, что они разделили судьбу заключенных, расстрелянных в Березвечье, Червени и других местах. Впрочем, на этом список «интернированных» в Советском Союзе иностранных военнослужащих не заканчивается. 

Судьба «легиона»

На территории Западной Беларуси, под Барановичами, в августе 1939 года в составе Войска Польского формировалось одно из подразделений чехословацкого легиона. После окончательной оккупации нацистами Чехословакии значительная часть бывших военнослужащих чехословацкой армии уехало в Польшу. По инициативе чешского консула в Кракове Владимира Знаемского в марте 1939 г. на территории Второй Речи Посполитой, тайно, начинает формироваться чехословацкий легион. 

В период обострения польско-немецких отношений в августе 1939 г. польское правительство решает пригласить чехов и словаков на действующую службу. Поляков интересовали, прежде всего, военные летчики. Под Барановичами был создан тренировочный пункт, где чешские пилоты должны были учить своих польских коллег. 



Награждение чешских пилотов польскими офицерами в Великобритании

Туда выехало 116 офицеров, 12 ротмистров и 315 солдат чехословацкого легиона. 3 сентября 1939 г. чехословацкий посол в Польше Славек добивается от польского президента Мостицкого издания официального декрета об организации в составе Войска Польского чехословацкого легиона. 8 сентября 1939 г. командование легиона получило от поляков 4 станковых и 9 ручных пулеметов, а также большое количество винтовок и карабинов. 11 сентября, в виду не благоприятной ситуации на фронтах, чехословацкие летчики получили указание покинуть лагерь под Барановичами и продвигаться на Юг, в район Тарнополя. Двигаясь к румынской границе, 18 сентября чехословацкие солдаты и офицеры были пленены красноармейцами. 



Документ НКВД о пленных чехословаках

Первоначально бывшие военнослужащие легиона находились в тюрьмах и лагерях Западной Украины, однако в марте 1940 г. было принято решение перевести пленных чехословаков в Оранский лагерь НКВД в Горьковской области. В одном из писем Заместителю Наркома Внутренних дел СССР Меркулову П. Сопруненко просил дать распоряжение об организации оперативно-чекистского обслуживания этого лагеря с целью пресечения антисоветской деятельности в нем. 

В апреле 1941 г. более 500 бывшим военнослужащим чехословацкой армии разрешили выехать из СССР через порт в Одессе. Из оставшихся в Советском Союзе чехов и словаков в январе 1942 года был сформирован 1-й Чехословацкий отдельный пехотный батальон под командованием Людвика Свободы. В феврале 1943 г. это подразделение было отправлено на фронт и участвовало в боях за города Белгород, Харьков и др. 10 мая 1943 года на основе батальона была сформирована 1-я отдельная чехословацкая пехотная бригада, которая, впоследствии, участвовала в боях за освобождение Киева. 

Эпилог

Чем глубже изучаешь катынскую тематику, тем полнее ощущаешь тот ужас, через который пришлось пройти тысячам людей оказавшимся заложниками преступной сталинской системы. Как в той мясорубке могли уцелеть белорусы, украинцы, литовцы, поляки, если НКВД не останавливалось перед репрессиями против граждан западноевропейских государств. Поражаюсь тому, сколько же страшных страниц в истории сталинских преступления. Многое еще скрыто от нас. Но полная правда о тех злодеяниях, все равно станет достоянием общественности. 

Игорь Мельников, "Историческая правда"
00:21 11/01/2017
Автор Игорь Мельников, кандидат исторических наук
загружаются комментарии