История Беларуси и «вызовы современности»

В середине 1990-х в связи с известными политическими событиями ситуация  изменились в корне. В исторической науке произошел возврат к советским постулатам, а национальные мотивы стали постепенно искоренятся. С этого момента историческое прошлое Беларуси словно разделили на угодную и неугодную историю. Все это влияло на формирования у белорусского общества комплекса исторической неполноценности и замедляло процесс формирования национального самосознания.
История Беларуси и «вызовы современности»
istpravda.ru/bel
В начале 1990-х годов я впервые посетил замок Радзивилов в Несвиже. Тогда ни я, ни мои родители не знали историю этого знаменитого исторического места. Да, все мы читали исторические романы В.Короткевича, но мало кто связывал события, происходящие в этих произведениях с белорусской землей. Мы ведь привыкли видеть Беларусь деревенскую, сермяжную, а тут замки, рыцари, князья. В школьных исторических учебниках моим родителям рассказывали о «трудной доле белорусского крестьянства», о «вековой борьбе белорусов за воссоединение с восточным соседом», о «польских и литовских панах-угнетателях» и, самое главное, о том, что «у наших предков не было традиции государственности» а «Беларусь создали прозорливые большевики».
Но времена менялись, и на смену «советской» трактовке истории пришла национальная белорусская. Именно тогда белорусы впервые за долгие десятилетия узнали о том, что были у нас и свои замки, и свои рыцари и свои князья и графы, а истоки белорусской государственности были заложены задолго до появления БССР в 1919 г.
С первых же дней независимости в научно-исторической среде Беларуси разгорелись споры по вопросу: «Кто мы и откуда?». На смену советской концепции рассмотрения исторического прошлого Беларуси приходила национальная. Возвращались из небытия ранее не изученные исторические сюжеты. Люди, вдруг узнали, что Беларусь с древних времен была частью европейской цивилизации. Да, в среде историков случались споры. Кто-то продолжал отстаивать идею о том, что протопластом Республики Беларусь  является  БССР, а все, что было до 1917 года, это не актуально. Другие утверждали, что  традиции государственности следует искать в средневековом Великом Княжестве Литовском и Белорусской Народной Республики. Важным было то, что в этой исторической дискуссии рождалась истина.
В середине 1990-х в связи с известными политическими событиями ситуация  изменились в корне. В исторической науке произошел возврат к советским постулатам, а национальные мотивы стали постепенно искореняться. С этого момента историческое прошлое Беларуси словно разделили на угодную и неугодную историю. Все это влияло на формирования у белорусского общества комплекса исторической неполноценности и замедляло процесс формирования национального самосознания. Пока литовцы обосновывали своё право на наследие Великого Княжества Литовского, поляки восстанавливали память о Первой и Второй Речи Посполитой, украинцы возрождали традиции своей казацкой государственности, белорусы продолжали «ностальгировать» по советской империи и довольствовались вырванными из летописи времен историческими эпизодами.
В этом «подвешенном состоянии» белорусское общество шагнуло в XXI век. Сегодня историческое наука в Беларуси находится под особым контролем государства. Значительно ужесточены подходы к оценке кандидатских и докторских диссертаций. Многие работы «зарубаются». Все это ведет к тому, что на замену преподавателям старой генерации прийти просто не кому. Если взять все области науки, то сегодня в республике 60% докторов наук - это люди старше 65 лет,  а 40% кандидатов наук достигли пенсионного возраста. Другой проблемой является тематика исследований. В одном из своих выступлений в феврале этого года президент Александр Лукашенко заявил: «Гуманитарии не справляются с задачей серьезного научного сопровождения идеологии и работы с населением. Наши оппоненты, прежде всего, на Западе, используют все более изощренные политтехнологи, а ученые не в состоянии предложить эффективные методы противостояния им. В научной среде не прекращаются попытки предать забвению славянские корни белорусского народа, растворить наше прошлое в истории, как Польши, так и Литвы». Стоит, однако, понимать, что история Великого Княжества Литовского – это не столько литовская, сколько белорусская история. Именно белорусские земли назывались «исторической Литвой», а наш народ вплоть до вхождения в состав Российской Империи именовался «литвинами». И лишь в XIX веке появилось название «белорусы». Необходимо также понимать, что Первая Речь Посполитая была по сути дуалистической монархией, состоящей из «Короны», этнически польских земель и «Княжества», белорусско-литовских земель ВКЛ, поэтому история этого, некогда могущественного европейского государства не чужая для белорусов.
Кроме этого, нельзя забывать, что в составе межвоенной Польши (1918-1939 гг.) находились обширные западно-белорусские территории, изучение истории которых не может сводиться лишь к исследованию аспектов коммунистической подпольной борьбы против польской администрации и событиям т.н. «освободительного похода 17 сентября 1939 г.». История жизни белорусов в составе Второй Речи Посполитой – это огромный и, к сожалению, слабо изученный белорусскими исследователями период нашей национальной истории. Белорусское общество только сейчас начинает узнавать правду о тех событиях. Кстати, анализ этого эпизода нашей национальной истории поможет дать ответы на многие злободневные вопросы современности.
Искусственный раздел тем исторических исследований на желательные и нежелательные приводит к отрицательным для науки последствиям. Произошедший недавно неприятный инцидент с увольнением преподавателя Гродненского государственного университета им. Янки Купалы Андрея Чернякевича яркий тому пример. «Яблоком раздора» в данном случае стал изданный во Вроцлаве (Польша) на белорусском языке учебник «Гродноведение. История европейского города», одним из авторов которого и являлся А.Чернякевич.  В книге в доходчивой и понятной обычному читателю форме изложены факты об истории Гродно. Стоит отметить, что таких свободных от идеологических штампов исторических трудов в Беларуси не хватает.
Официальным основанием увольнения А. Чернякевича стал факт систематического нарушения трудовой дисциплины. На самом деле поводом стало участие историка в написании вышеуказанной книги. К сожалению, такие издания не вписываются в принятые в Беларуси каноны государственной историографии. К тому же уволенный гродненский историк имеет активную гражданскую позицию и не раз вступал в полемику с гродненской вертикалью власти по вопросу сохранения историко-культурного наследия этого западно-белорусского города. Кстати, в «Гродноведении» также приводятся факты того, как в городе над Неманом уничтожаются историко-культурные памятники (с. 248). Повествование книги завершается на событиях, связанных с обретением Беларусью независимости в 1991 г. и принятием государственной символики: герба «Погоня» и бело-красно-белого флага» (с. 318). О современной истории Гродно (с 1991 г.) авторы решили не писать, посчитав, что такого рода исследование относиться скорее к сфере политики, чем истории.
Увольнение А.Чернякевича с должности преподавателя обсуждалось на прошедшем недавно в Каунасе (Литва) Втором международном конгрессе исследователей Беларуси. В работе форума приняли участия около 300 исследователей со всего мира. Кстати, открывать конгресс должен был гродненский историк Сергей Токть, который, в связи с ситуацией с «Гродноведением» не смог приехать. Многие участники конгресса, приехавшие из Беларуси, отмечали, что администрации Вузов, в которых они работают, предупреждали преподавателей о нежелательности участия в зарубежных научных симпозиума и конференциях. Преподавателям открыто говорили: «Доездишься».
Следующим уволенным по идеологическим причинам может стать заместитель декана юридического факультета Гродненского государственного университета Игорь Кузьминич, разместивший в своем блоге в «Живом Журнале» … сказки о белорусском гербе «Погоня» и белорусском бело-красно-белом флаге». Администрация вуза требует от преподавателя отказаться от своей активной гражданской позиции, выражающейся в публикации собственных материалов в интернете.
Вот лишь некоторые вызовы, на которые приходится искать ответ тем, кто сегодня трудится в сфере исторической науки в Беларуси. По моему мнению, главная задача, стоящая перед белорусскими историками заключается в том, чтобы, не смотря ни на что донести белорусскому обществу правду об историческом прошлом их страны. При этом огромную роль в этом играет Интернет. В свою очередь, властной вертикали стоит понять, что история Беларуси целостна. В ней не может быть угодных и не угодных сюжетов. Только совершив полноценное изучение всех аспектов своего прошлого мы, белорусы, наконец, сможем закончить процесс формирования своего национального самосознания и откажемся от своего извечного комплекса «тутэйшасці».  
Игорь Мельников, "Историческая правда"
00:19 09/01/2017
загружаются комментарии