Герои или бандиты?

Наверное, есть какая-то историческая справедливость в том, что самую загрязненную копотью литейки МТЗ улицу Минска назвали именем Ваупшасова.
Людмила Селицкая
Людмила Селицкая, журналист
Мы, белорусы, мало интересуемся судьбами тех, чьи имена носят улиц наших городов. Возможно, это рефлекс на переизбыток Лениных-Марксов и прочих Цеткин. Или наша пресловутая толерантность – не совать нос в политику. А, может, рефлекторное отторжение советской пропаганды, которая никогда не отличалась правдивостью. 

Лично я взялась за мемуары Ваупшасова после встречи с дочерью Коржа – захотелось кое-что для себя прояснить. 

Второй раз я бы такое добровольно не читала – но вот статья Игоря Мельникова про нападение советских диверсантов на Столбцы в 1924 году подвигла поднять первоисточник. Всегда интересно сравнить два видения одного исторического факта. По своему те события видели польские журналисты и обычные жители Западной Беларуси, и совсем по иному ту «операцию» описывал Ваупшасов, получивший за ее исполнение именное оружие. 


"Записки чекиста" Ваупшасова

Ваупшасов не скрывает, что целую неделю они проводили в Столбцах разведку, выясняя численность и вооружение воинского гарнизона, полиции, жандармерии, расположение часовых и сроки смены караулов, освещенность улиц и переулков».

Вы можете представить в СССР в 1924 году группу иностранцев, которые наводят справки, скажем, о воинской части и схеме тюрьмы в каком-нибудь российском Торжке? Как бы такое непрошеное вторжение называлось?

Далее начинается настоящая боевая операция на чужой территории силами 58 (!) человек, получивших задание «уничтожить полицейских и жандармов, …солдатскую казарму, расположенную по соседству с тюрьмой и штурмовать саму тюрьму», где сидели арестованные Логинович и Мертенс. 



И ведь никакой жалости к польским полицейским и солдатам в уже мирное время! «Из пастерунка (полицейского участка) вышел заспанный страж и стал вслушиваться в ночную тишину. По моему знаку Филипп Литвинкович и Иван Ремейко подкрались к нему сзади, набросили на голову мешок, скрутили ремнями. Обезвредив полицейского, ринулись на станцию. Жандармский пост был здесь невелик, и мы уничтожили его за несколько минут… Группа атаковала казарму, закидала окна гранатами, расстреливала выбегающих из винтовок и ручного пулемета». 



Вырезка из польского издания, рассказывающего о большевистском нападении на Столбцы

Такое вот советское понимание принципов суверенитета и договора о добрососедстве: на весь мир трубить о своем миролюбии и, вторгшись к соседу, забрасывать его окна гранатами!  И при этом гордиться совершенными убийствами! «На застекленной веранде казармы я увидел офицера. Он схватил телефонную трубку и стал звонить. Выстрелил в него из маузера, а он не падает. Что за дьявол! Выручил меня Наркевич: «Да убил ты его, убил! Он же в кресле сидит, потому и не падает».



Убитый в Столбцах полицейский Вайдера


Жертва большевистского нападения - постерунковый Квасьневский

Даже между строк видно, что действовал отряд Ваупшасова в Столбцах, как хорошо подготовленные и вооруженные боевики: «Мои ребята уже уничтожали тюремную охрану… Все группы собрались в один кулак и стали организованно покидать Столбцы. Но тут из пригорода прискакал свежий эскадрон улан. Бойцы залегли и встретили конный строй винтовочными залпами и шквальным огнем из пулеметов. Уцелевшие уланы повернули назад».


Похороны в Столбцах

И пусть сегодня каждый из нас сам себе ответит на вопрос, были эти «товарищи» борцами за «народное счастье» или являлись простыми террористами-диверсантами.
00:32 07/05/2014
Людмила Селицкая, специально для "Исторической правды"

загружаются комментарии