Кнут и пряник пропаганды

В эпоху стремительного развития информационного общества чудеса и фокусы, поражающие воображение, чаще всего происходят не в цирке и не в салонах экстрасенсов. Магия – чёрная, белая и серая – действительно существует. Только теперь она именуется пропагандой.
– Боже вас сохрани, не читайте до обеда советских газет. – Гм… Да ведь других нет. – Вот никаких и не читайте. Пациенты, не читающие газет, чувствуют себя превосходно. Те же, которых я специально заставлял читать «Правду», – теряли в весе. Мало этого – имели пониженные коленные рефлексы, скверный аппетит, угнетённое состояние духа.
М. Булгаков. «Собачье сердце»

В условиях, когда около 80% граждан Беларуси не имеют чёткого представления о том, каким образом формируется и на что расходуется государственный бюджет, сложно требовать от людей понимания тонкостей процесса массовой коммуникации. Поэтому неудивительно, что большинство обывателей путает пропаганду с агитацией, PR и идеологией, отмечает автор на сайте «Belarus Security Blog».

Более того – данное явление вполне закономерно, ведь исторический опыт нашей страны был (и, по всей видимости, остается) связанным с активным использованием идеологической обработки населения и интенсивным применением широкого набора пропагандистских средств. А когда практически всё пропитано идеологическими эманациями – начиная от музыкального утренника в детском саду и заканчивая спортивным праздником с участием различных групп трудящихся – отделить зёрна пропаганды от плевел манипуляции общественным сознанием становится почти невозможным.

К слову, под манипуляцией подразумевается вид психологического принуждения, искусственно стимулирующий у человека ранее не присущие ему намерения, не имеющие соответствия его подлинным взглядам и поведенческим особенностям. К сожалению, пропаганда нередко срастается с манипуляцией общественным мнением ещё на зачаточной стадии, подобно сиамским близнецам. Соответственно, и понятие пропаганды за период своего существования претерпело существенные изменения.

Первоначально это слово использовалось для обозначения миссионерского сообщества «Sacra Congregatio de Propaganda Fide», основанного в XVII столетии в Риме для распространения католичества среди язычников. После Второй мировой войны политическая пропаганда на Западе стала ассоциироваться преимущественно с «тоталитарными режимами» в качестве механизма обеспечения лояльности массового сознания по отношению к абсолютизации власти.

И хотя под пропагандой как таковой более уместно было бы понимать целенаправленное и систематическое распространение в обществе разнообразной информации для воздействия на сознание масс и формирование определенного мировоззрения, многоуровневый комплекс погрешностей, существующий в нашем социокультурном Зазеркалье, превращает пропаганду в «кнут и пряник, помогающие пасти стадо ослов».

Разница между пропагандой (от латинского propago – распространяю) и агитацией (от латинского agitatio – привожу в движение) была очерчена Г. Плехановым следующим образом: “Пропагандист даёт много идей одному либо нескольким людям, агитатор даёт одну или несколько идей огромному количеству людей”. Другими словами, если пропаганда концентрируется в основном на распространении идей и ценностей, то агитация, в свою очередь, стремится побудить граждан к активным действиям. В нынешних условиях степень их взаимодействия можно вкратце охарактеризовать поговоркой “мы с Тамарой ходим парой”.

К основным критериям пропаганды (которая, вообще-то, может быть как негативной, так и позитивной) относятся:
- наличие ключевого тезиса;
- лёгкость для восприятия целевой аудиторией;
- сложность для критики.

А отличительной особенностью данного феномена является его способность вызывать психологическую зависимость, служить своего рода энергетическим допингом, средством эмоциональной подпитки на фоне серых будней повседневности.

По сути, пропагандировать можно всё, что угодно (от здорового образа жизни до однополых браков) и как угодно (наряду с традиционными средствами пропаганды, такими как плакаты, брошюры, листовки и т.д., могут использоваться практически все жанры изобразительного искусства, а также кино, театр, литература, музыка, игры; массовые мероприятия (спортивные соревнования, парады, фестивали и т.п.), равно как и прочие виды влияния на сознание людей (сайты, блоги, социальные сети и др.)).

Значение пропаганды, действующей посредством масс-медиа, трудно переоценить, ведь в современном информационном ландшафте доминантную роль начинает играть так называемая символическая политика (специфическая форма массовой коммуникации, направленная не на рациональное осмысление событий, а на укоренение в сознании аудитории устойчивых образов за счёт инсценирования разноообразных аудио-визуальных эффектов). На практике это означает, что вариативное тиражирование лозунгов “Путин – х**ло” либо “Усама бен Ладен – порожденье Сатаны” создаёт гораздо больший пропагандистский эффект, нежели десятки и сотни аналитических материалов, посвящённых российской (американской) внешней политике.

С плодами деятельности креаторов пропаганды мы сталкиваемся ежедневно. В частности, в телепрограмме “Новости недели”, которая вышла в эфир 16 марта 2014 года на канале РТР хронометражом 145 минут, 129 из них занимала неприкрытая пропаганда. Всего же объём пропаганды в российских СМИ, по оценкам специалистов, колеблется сегодня от 13 до 89 процентов. В отношении белорусских СМИ аналитика не представлена, но можно предположить, что ситуация тут схожая.

Было бы слишком наивным полагать, что правящие верхушки стремятся пропагандировать среди электората лишь “разумное, доброе, вечное”. Их устремления гораздо более прозаичны и, как правило, сводятся к манипулированию общественным мнением с целью завоевания и удержания власти.

Вот почему так важно говорить с массами на понятном им языке, а также говорить им именно то, что они хотят услышать. В нелегком деле оболванивания населения трудно удержаться в рамках здравого смысла и не поддаться искушению «перегнуть палку» информационного воздействия. Как следствие – рождаются мемы об «американских детях, едящих крыс» на белорусском телевидении и «распятом бандеровцами мальчике» на российском.

Несмотря на то, что у пропаганды можно узреть кое-что общее с гипнозом, не следует наделять её сакральным статусом. При наличии определенного уровня защитной реакции, «мыслящий тростник», коим является современный индивид, будет способен не только не захлебнуться в обильном потоке негатива, льющегося с экранов телевизоров, газетных страниц и Интернет-форумов, но и научится рассматривать продукт разгула камарильи как виртуальную энциклопедию культивирования человеческих слабостей и пороков.

К примеру, для начала при очередном просмотре новостей следует (как минимум, лично для себя) задаться вопросами:
1)    Кто выступает источником информации?
2)    Каково содержание этой информации?
3)    На какую аудиторию рассчитано представление информации?
4)    Каким способом и с каким эмоциональным оттенком подается информация?
5)    Каковы результаты распространения подобной информации и реакция на неё реципиентов?

Далее можно постараться распознать характерные для манипуляторов уловки при воздействии на массовое сознание, среди которых:

- Закон предшествования (еще в 1925 году американский психолог М. Лундт доказал, что любое первое сообщение о том или ином событии оказывает более сильное воздействие на аудиторию, чем все последующие);

- Привлечение мнений анонимных авторитетов (учёные установили; мировая общественность считает; из компетентных источников стало известно и т.д.);

- Переключение внимания (- Я хочу задать Вам очень серьёзный вопрос… — А хотите чаю? С малиновым вареньем?);

- Рассказ очевидца происшествия («Прямо на моих глазах бандиты расстреляли машину», «Я успел выбежать из дома за пару секунд до взрыва»);

- Формирование ложных аналогий («Трагедия в Одессе – Хатынь XXI века», «Вышиванки – одежда нацистов», «Зоозащита – это разновидность сектантства»);

- Навязчивое повторение штампов («власть захвачена хунтой», «очередной обстрел мирных граждан», «каратели жаждут кровопролития», «грантососы стремятся дестабилизировать обстановку в стране» и т.п.);

- Эффект ореола («Этот опытный управленец и крепкий хозяйственник сможет эффективно решать проблемы государственной важности, будучи членом парламента»);

 - «Сахарный бутерброд» (Негативный факт «затирается» позитивным вступлением и положительным заключением. К примеру, провал туристического сезона в Крыму окаймляется радужным рассказом о повышении пенсий и грядущих финансовых вливаниях из федерального бюджета). Аналогичная методика наоборот – «ядовитый бутерброд».

- Нагнетание угрозы («На сегодняшний день от эпидемии погибли сотни человек, и количество жертв постоянно растёт»);

- Упреждающий удар (обычно представляет собой выброс негативной и провокационной информации либо слив компромата перед каким-либо социально значимым событием). Говоря метафорически, у любой власти всегда найдётся свой вариант заявления о «поджоге рейхстага»;

- Информационная блокада (для оппонентов закрывается доступ к СМИ, а их позиция старательно замалчивается);

- Рейтингование («по данным соцопроса, в поддержку действующего президента высказалось 76 % граждан» и т.п.);

- Использование медиаторов и авторитетов («Патриарх Кирилл высказался против легализации эвтаназии», «Звёзды спорта поддержали запрет на курение в общественных местах») и многое-многое другое.

Напоследок стоит вспомнить ряд заново актуализировавшихся в наши дни постулатов, сформулированных злым гением политической пропаганды Йозефом Геббельсом:

– Ложь, повторенная тысячу раз, становится правдой;

– Дайте мне средства массовой информации и я из любого народа сделаю стадо свиней;

– Худший враг любой пропаганды – интеллектуализм.

Так что если вдруг в вашем окружении обнаружатся лица, склонные слишком часто выдавать желаемое за действительное, то впору призадуматься: не достался ли этот «магический дар» им в качестве наследства от пропагандистов.
00:09 06/12/2014
загружаются комментарии