Слуцкое восстание 1920 года

В 1992 г. впервые в Беларуси широко праздновалось годовщина событий 1920 г., о которых советские историки почти не вспоминали в своих работах, так как это было невыгодно для советской исторической науки, которая утверждала, что рабочие люди с самого начала боролись за советскую власть. В действительности было совсем не так. Потому и упоминаний о Слуцкое вооруженном восстании даже в научных работах почти не было.
Слуцкое восстание 1920 года
istpravda.ru
Так, в 3-м томе пятитомная «Истории Белорусского ССР» (1973) нет ни одного упоминания о восстании. Даже в « очерках истории Беларуси »(1995, ч. 2) говорится (со старых позиций советских историков), что «никакого восстания в Слуцке не было». Лишь в отдельных специальных научных работах, в том числе в коротких статьях Белорусской Советской Энциклопедии, это восстание упоминалось. 

Однако и эти работы были односторонние, без учета публикаций мемуаров и архивных документов, находящихся за рубежом. Поэтому они (в том числе тогдашние статьи автора этих строк) не были полными, а значит, и «объективными». Лишь в 90-х годах ХХ в. начались публикации статей и работ о Слуцком вооруженном восстании. Так, появился очерк в книге «Память. Слуцкий район. Слуцк» (Мн., 2000, кн. 1). Переиздана книга Я. Найдзюка «Беларусь вчера и сегодня» (Мн., 1993), где автор посвятил событиям в Слуцком повете несколько страниц. 

Наконец, в 2001 г. в Минске вышел сборник «Слуцкое вооруженное восстание 1920 г. в документах и воспоминаниях». Таким образом, события далекого уже прошлого возвращаются к нам и нашим потомкам. Возрождается историческая память народа. Чем же было Слуцкое вооруженное восстание? Какими целями руководствовались его участники? Кто составлял контингент повстанцев? В каких обстоятельствах происходило восстание? На все эти вопросы автор попытается ответить. 

Окончание советско-польской войны 

Слуцкое вооруженное восстание за независимость Беларуси произошло в самом конце 1920 г., тогда шли последние бои, которые вели на нашей земле польские и большевистские войска. После разгрома советских войск под Варшавой в августе 1920 г. Красная Армия начала отступать на восток, отдавая польским войскам территорию Западной Беларуси и Западной Украины. Попытка командующего Западным фронтом советских войск М. Тухачевского задержать свои армии на линии старых германо-российских окопов (укрепленных во время позиционной войны 1915-1918 гг.) не удалась. 

Эту линию окопов Мядель - Сморгонь - Воложин - Ляховичи - Пинск польские войска легко преодолели и продвигались далее на восток. В начале октября 1920 года польские войска развили наступление и приближались к Полоцку, Минску и Слуцку. После уличных боев к вечеру 11 октября польские войска заняли Слуцк (уже второй раз во время советско-польской войны). 

Однако красные на следующий день снова ворвались в город и вели на его улицах бои. Наконец, в результате контратаки польских войск подразделения 17-й дивизии красных отступили на восток. 

А в столице Латвии Риге шли мирные переговоры между правительственными делегациями Советской России и Советской Украины, с одной стороны, и Польши - с другой. Глава советской делегации А. А. Иоффе не допустил представителя БССР А. Червякова к переговорам, сказав ему, что если понадобится, то советская сторона передаст Польше всю тогдашнюю территорию Белорусской ССР (шесть уездов бывшей Минской губернии - до Борисова, Бобруйска и Мозыря включительно). 

И действительно, А. Иоффе сделал польской делегации такое предложение, согласно инструкции правительства РСФСР (возглавлявший В. И. Ульянов-Ленин). Глава о "объединенной советской делегации предложил Польше эту территорию, чтобы только остановить наступление польских войск на восток. 

Однако председатель польской делегации Ян Домбски отказался от этого подарка, ведь Польша считала нецелесообразным включать большую территорию (вместе с Западной Беларусью) с белорусским населением в состав Польского государства из-за возможного подъема национально-освободительного движения белорусского населения. 

Взамен польская делегация предложила провести референдум по всей территории Белорусской Народной Республики, включая Смоленскую губернию, под международным контролем. Хорошо зная, чем это может закончиться, - на примере голосования за независимость Белорусской Народной Республики, провозглашенной 25 марта 1918 года, советская делегация решительно отказалась от такого предложения. 

Поскольку и Красная Армия, и польские войска исчерпали свои основные силы, а в Советской России поднялась волна крестьянских восстаний против большевистской политики военного коммунизма с конфискацией продукции сельского хозяйства у крестьян-собственников, а в городах воцарился голод, то советское правительство спешило заключить если не мир, то хотя бы перемирие «12 октября 1920 г. был подписан договор о перемирии» и прелиминарные условия мира между РСФСР и УССР, с одной стороны, и Польшей - с другой. 

Но формально состояние войны еще продолжался. По Рижскому договору Западная Беларусь и Западная Украина были включены в состав Польши. Польша признавала независимость Украины и Беларуси (советских). Также устанавливалась государственная граница между Украиной, Беларусью и Польшей. Восточная граница Польши определялась по Западной Двине, проходила западнее Ветрино, Ушач, Бегомля, Плещениц, Заславля, Негорелого, Копыля, Цимкович, Семежава, Вызны (ныне Красная Слобода), Старобина и Турова, а дальше шла на Украину. 

За эту линию должны были отойти польские войска, которые на юге Беларуси уже успели перейти ее к подписанию перемирия. Отход должен был состояться после ратификации (утверждения) договора о перемирии и в Москве и Варшаве. Так, без участия не только белорусского народа, но даже и правительства БССР, была решена судьба народа и государственности. Как писал в своем стихотворении «Новый год» Янка Купала: 

Ідзеш у край, які бязбожна 

Жыўцом парэзалі на часці, 

А брат проць брата стаў варожна 

І памагае край раскрасці. 

Однако, по договору, военные действия прекращались только через шесть дней после подписания договора, то есть 18 октября 1920 г. в 24 часов по среднеевропейскому времени. Эти дополнительные шесть дней дали возможность польской армией усилить темп наступления, оттесняя деморализованные советские войска еще дальше на восток от определенной государственной границы. 

Согласно договору, определялась и нейтральная зона между польскими и советскими войсками. Советские войска отходили на 15 километров от линии фронта, польские севернее Несвижа останавливались на линии государственной границы, а к югу от него - на линии своего наибольшего продвижения (до 18 октября включительно).

Таким образом, советские войска оказались в худшей позиции, чем польские. В результате значительная часть тогдашней БССР была или в зоне польской оккупации (вторая польская оккупация, первая была в 1919 - июле 1920 г.), или в нейтральной зоне и НЕ контролировалась советской властью. Но, по условиям перемирия, польские войска после ратификации договора должны были отойти, в свою очередь, за линию государственной границы и выйти из нейтральной 15-километровой зоны на польской стороне границы. 

Восточная граница БССР была определена правительством РСФСР летом 1920 г., после второго провозглашения БССР 31 июля 1920 г. Граница между БССР и РСФСР совпадала с границей бывшей Минской губернии на востоке, да и то не всей. На стороне БССР были Бегомль, Холопеничи, Борисов, Кличев, Паричи, Озаричи, Мозырь, Ельск. А в составе РСФСР остались Лепель, Крупки, Белыничи, Рогачев, Жлобин, Калинковичи и Наровля, ранее входившие в состав Минской губернии. Территория БССР образца 1920 состояла из 6 уездов Минской губернии, где до 1917 г. их было девять. В состав РСФСР и Польши вошла не только территория других губерний, но и значительная часть бывшей Минской. Как отметил тогда Якуб Колас с горькой иронией:

Далі шэсць паветаў.

Дзякуй і за гэта!

Глава Польского государства и главнокомандующий Ю. Пилсудский отдал приказ своим войскам продвигаться вперед и после подписания перемирия. Батальон польской армии под командованием подполковника Пашкевича 15 октября после атаки с юга занял Минск, отбросив советские части на Могилевское шоссе на 5-7 километров от города. Но, по условиям перемирия 17 октября польский батальон оставил город. Вместе с поляками пошли те жители города, которые спасались от репрессий большевистских властей. На юге Беларуси 13 октября польские войска захватили Туров, а 16-го - Житковичи и Домановичи, до 18 октября были в Капацевичах. До 18 октября после упорных боев соединения Красной Армии были оттеснены на 25 километров к востоку от Слуцка. 

До момента прекращения военных действий советские войска в Беларуси располагались в 15 километрах от новой границы - с севера Беларуси до района южнее Негорелого. Севернее Узды линия фронта отходила на юго-восток в сторону Ворколав (южнее Шацка), далее на восток до Амговичей (Слуцкий район), Доросино и Закальное (Любанский район), на Полесье - по линии Комаровичи - Бобрик - Голубица на Припяти и далее через Махновичи (Мозырский район) на Ельск. 

Таким образом, польские войска на юге Беларуси контролировали районы восточнее только что определенной границы Польши и БССР. Территория Слуцкого уезда была полностью занята польскими войсками, а западная его часть с Несвижем, Клецком, Ляховичами и Денисковичами была официально включена в состав Польши. Формально восточная часть Слуцкого уезда с городом Слуцком считалась в составе БССР, но советской власти на его территории не было. 

Слуцкий революционный комитет (ревком), временный орган советской власти, назначенный ревкомом БССР, находился за линией фронта Красной Армии - в Старых Дорогах.

Национально-освободительное движение в Слуцке

Слуцк и Слуцкий уезд были центрами деятельности белорусского национального движения. Здесь и раньше были сильны национально-освободительные традиции. Еще в 1918 г. в Слуцке был создан Белорусский национальный комитет во главе с председателем Павлом Жавридом, который сразу приступил к творческой государственной работе. 

Здесь в 1918 г. была организована и открыта Слуцкая белорусский гимназия, одна из первых в Беларуси. Национальный комитет и гимназию ликвидировали в декабре 1918 г. большевики. Однако корни белорусского национального движения здесь остались. Часть интеллигенции занимала активные патриотические позиции. К этому следует добавить и политическую позицию белорусского крестьянства, которое было обманутых политикой большевиков в аграрном вопросе. 

Как это ни парадоксально звучит, аграрная политика, в том числе и в области налогообложения, которую проводили немецкие (1918) и польские оккупанты (1919-1920), была не такой жесткой, как политика военного коммунизма с почти полной конфискацией урожая и скота (продразверстка). Все эти обстоятельства обостряли недовольство белорусского крестьянства политикой советской власти, политикой, которая постоянно проводилась в отношении российского крестьянства и крестьянства на востоке Беларуси (в Гомельской и Витебской губерниях). 

Крестьянство Слуцкого уезда, которое сопротивлялось политике немецкой, а потом и польской оккупационной власти, также занимала патриотические позиции. Основной массой восставших было белорусское крестьянство. А активным элементом, который поднял крестьянство на борьбу против иноземного национального и социального гнета диктатуры пролетариата, была сознательная белорусский интеллигенция. В Слуцке и Слуцком уезде в период второй польской оккупации в октябре - ноябрь 1920 располагались 11-я и 16-я польские пехотные дивизии. 

Еще в ноябре 1919 г., во время первой польской оккупации, согласно инструкции национальных деятелей из Минска, собрание из 16 человек создал Белорусский национальный комитет Слуцка из 5 членов во главе с представителем партии белорусских социалистов-революционеров Владимиром Прокулевичем, который, имея юридическое образование, занимал должность судьи в Слуцке. Этот комитет вел культурную и кооперативную работу. 

После занятия Слуцка Красной Армией в июле 1920 г. Белорусский национальный комитет Слуцка и его кооператив были закрыты. Но с лета 1920 года в городе работал комитет партии белорусских социалистов-революционеров, так как во время советско-польской войны 1919-1920 гг. партия белорусских эсеров была союзницей большевиков в борьбе против Польши, создав много крестьянских партизанских отрядов, которые координировали свою борьбу с красными партизанскими отрядами, организованными большевиками. 

Белорусские эсеры не имели никакого отношения к российским эсерам, так как вышли из Белорусского социалистического общества. В октябре 1920 года Слуцк снова заняли польские войска, и Белорусский национальный комитет сразу возобновил свою деятельность. Однако среди белорусских национальных деятелей в Слуцке не было единства. Здесь существовали группы различных политических взглядов. 

Одна из этих групп 2 ноября (по другим сведениям, 1 ноября) 1920 года организовала собрание «представителей города» и двух человек из деревни, на котором в состав Белорусского национального комитета Слуцка было введено еще 7 человек. Но старый состав комитета, в который входили в основном белорусские социалисты-революционеры, не признал полномочий некоторых избранных членов, обвинив их в том, что они «русификаторы». 

Даже новый председатель Белорусского национального комитета Случчины врач Арсен Павлюкевич был обвинен в том, что он плохо говорит по-белорусски, а до этого вообще презрительно относился «ко всему белорусскому». Эта группировка деятелей в комитете ориентировалась на сотрудничество с польскими властями и генералом Станислава Булак-Балаховича, руководителем Белорусского отдельного отряда, который вместе с польскими войсками воевал против Красной Армии. 

А белорусские социалисты-революционеры относились неодобрительно к этому белорусского генерала. В Белорусском национальном комитете были сторонники генерала Булак-Балаховича, представители Белорусского партии социалистов-революционеров и другие. Первые выступали за союз с Польшей, вторые - за полную независимость от Польши и от России. Некоторые были склонны к соглашению с советской Россией. Это разногласие среди белорусских политических деятелей отрицательно сказалось на дальнейшем ходе событий, так как было потерянно время для организации белорусской армии. 

Польские военные власти довольно поздно, только в начале ноября 1920 г., передали гражданскую власть в Слуцке и уезде Белорусскому национальному комитету Слуцка. В городе были подняты бело-красно-белые флаги Белорусской Народной Республики. Администрация и хозяйство передавались в руки белорусов. Но польские военные власти не позволили создать национальную армию, ссылаясь на условия Рижского договора. 

Только начала формироваться вооруженная белорусский милиция из пяти тысяч человек: 500 активных, остальные - в резерве милиции. Ее возглавил поручик Янка Мацели из Минского резерва Белорусского военной комиссии. Мацели был сторонником белорусского генерала С. Булак-Балаховича и старался использовать милицию как резерв для армии Булак-Балаховича, которая была уже подготовлена для похода в Полесье в ноябре 1920 г.

В волостях Слуцкого уезда вместо предназначенных польскими властями войтов были созданы белорусские комитеты как органы местного самоуправления, избранные сельским населением. Потом такие же комитеты были созданы и в деревнях, они заменили Солтыса. Таким образом, польскую администрацию с ее назначениями на должности и советскую администрацию с выделенными штабом Западного фронта Красной Армии ревкома в Слуцком заменила демократическая форма местного управления. 

Во всех этих комитетах находились представители партии социалистов-революционеров (сокращенно - белорусских эсеров), которая пользовалась поддержкой крестьянства. 

Съезд Слуцка и Совет Случчины 

Представители белорусских эсеров в Слуцке и в Слуцком районе занимали демократические позиции в отношении как к Польше, так и к России. Они решили созвать съезд Слуцка, чтобы установить белорусскую легальную власть. Были проведены выборы: по 5 представителей от каждой волости и по 1 представителю от белорусских культурно-просветительских кружков, центров белорусской культуры на территории уезда. 

Такие кружки существовали в городе и на селе. Польские власти не возражали против созыва съезда Слуцка, потому что переговоры в Риге все еще продолжались. А всякое ослабление советской стороны на переговорах было в пользу Польши. К тому следует добавить, что польские войска должны были покинуть территорию БССР, которую заняли в октябре. В соответствии с прелиминарным мирным договором, перемирие вступало в силу после обмена ратификационными грамотами. 

К концу октября 1920 г. договор был ратифицирован. Договор о перемирии был ратифицирован Всероссийским Центральным Исполнительном Комитетом 23 октября, Всеукраинским ЦИК - 21 октября, сеймом Польши - 22 октября, а обмен ратификационными грамотами состоялся в Либаве (Лиепая) 2 ноября 1920 года. После вступления в силу перемирия войска обеих сторон должны были отойти и расположиться в 15 километрах по обе стороны от линии государственной границы. 

Однако польские войска не спешили. Первый белорусский съезд Слуцка был созван по инициативе представителей Белорусского партии социалистов-революционеров. Состоялся он 14-15 ноября 1920 г. в Слуцке в большом зале дома Эдварда Войниловича (основателя Красного костела в Минске). На съезд собралось 107 делегатов от Слуцка, 15 от волостей Слуцкого уезда и белорусских культурно-просветительских кружков с правом решающего голоса и 10 делегатов с правом совещательного голоса. Съезд открылся 14 ноября в 12 часов дня в богато украшенном зале и продолжался до 10 часов вечера 15 ноября. Зелень вперемешку с национальными бело-красно-белыми флагами заполняла зал и трибуну. 

Царило праздничное, приподнятое и взволнованое настроение. Руководили съезом белорусские эсеры. Председателем был избран Василий Русак, а вице-председателем Владимир Прокулевич. После открытия съезда и приветствия делегатов, как пишет в своих воспоминаниях А. Сокол-Кутыловский, с разрешения председателя съезда на трибуну взошел молодой человек, достал бумагу и сказал, что он, Павел Жаврид, назначенный эмиграционным правительством Белорусской Народной Республики комиссаром Слуцка. Здесь же он прочитал декрет о своем назначении. Громкие аплодисменты всего зала были ответом на это заявление. 

На съезде выступала с речами около 10 делегатов, в том числе Василий Русак, капитан Анастас Анципович, капитан Антон Руденко, Юлиан Сосновский, Григорий Гринько и другие. Они высказывались против чужой власти и за ту, что выбрана белорусским народом. На съезде сложилась довольно сильная группировка сторонников генерала Булак-Балаховича во главе с Павлюкевичем, поручиком Я. Мацели и некоторыми волостными начальниками милиции. 

Они заявляли, что Булак-Балахович защитит Случчину от большевиков. Однако сторонники генерала были в меньшинстве. Гораздо больше сторонников на съезде имели белорусские эсеры. Они призвали к единству белорусской интеллигенции и крестьянства. Были на съезде и люди, которые не присоединялись к этим основным группировкам. 14 ноября съезд принял резолюцию, в которой приветствовал Наивысшую Раду Белорусского Народной Республики и заявил категорический протест «против оккупации родных земель чужеземными захватчиками и против самозваной советской власти».

В резолюции содержался призыв «ко всему миру и Союзу Народов» (Лиги Наций - А. Г.) о помощи в создании нашей военной силы». Съезд Слуцка заявил, что «все свои силы отдаст на восстановление своего Отечества». Павел Жаврид призвал к вооруженному восстанию за независимость Беларуси, а делегаты из разных волостей и города поддержали его. 

На съезде были объявлены патриотические лозунги, которые отразили интересы белорусского народа о «свободной, независимой, демократической Белорусской Народной Республике в ее этнографических границах», о белорусской армии и белорусском Учредительном сейме, о братстве всех славянских народов. 

Как свидетельствует газета «Белорусское слово» (Гродно) от 30 ноября 1920 г., съезд Слуцка принял резолюцию о мобилизации для самообороны от большевиков и о начале вооруженной борьбы. 14 ноября 1920 года съезд Слуцка выбрал Суцкую Раду Белорусской Народной Республики (иначе Белорусский совет Слуцка) в составе 17 человек во главе с Владимиром Прокулевичем, доверил ей гражданскую власть в городе и уезде и поручил организацию национальной армии. Совет Слуцка считался полномочным временным правительственным органом власти Белорусской Народной Республики (БНР) на территории Слуцкого уезда вплоть до выборов белорусского Учредительного сейма. 

Она стала и политическим органом руководства Слуцким вооруженным восстанием. В состав Совета Слуцка было избрано 17 членов: Владимир Прокулевич (председатель), Анастас Анципович, Петр Боборека, Янка Бирюкович, Влас Дубина, Павел Жаврид, Янка Ковпак, Юрий Листопад, Янка Мацели , Ануфрий Неронский, Арсен Павлюкевич, Ю. Радюк, Т. Ракович, Василий Русак, Юлиан Сосновский. 

Кандидатами в члены Совета Слуцка были избраны 5 человек: Петр Малиновский, Тимофей Мешочек, Филипп Володько, Михайловский, Дятлович. В составе Рады Слуцка было 8 белорусских эсеров (В. Прокулевич, В. Русак и другие), сочувствующие им (Ю. Листопад) и др. Второй группировкой в Раде были сторонники Булак-Балаховича - А. Павлюкевич, поручик Я. Мацели и др.. Были представители и нейтральных групп. Рада Слутчины начала свою деятельность на следующий день после окончания съезда – 16 ноября 1920 года. Несмотря на определенные колебания, все группировки согласились поднять восстание за независимость Беларуси, за интересы крестьян.

Сразу после закрытия съезда Случчины несколько делегатов выехали в села Грозовской, Греской, Романовской, Чаплицкий, Быстрицкий, Старобинской, Вызнянской, Копыльской, Тимковичской и других волостей, чтобы готовить вооруженные отряды и призвать жителей к борьбе. 

Первоочередным делом Рады Случчины являлось формирование армии, для чего была создана «военная тройка» из друзей совета - П. Жаврида, капитана А. Анциповича и поручика Я. Мацели. Они спешно начали готовить и собирать вооруженные отряды. 

Другие члены Рады занимались организацией различных гражданских учреждений. Рада занялась и дипломатической деятельностью. Она официально заявила энергичный протест правительству Советской России «против агрессивных намерений советского правительства», против «намерений советских войск, после ухода польских отрядов занять Слуцк и уезд». Рада объявила, что она «свою власть передаст только правительству, созданному Всебелорусском конгрессом 1917 года». 

Слуцкая Рада заявила также протест и польскому правительству против передачи Слуцкого уезда Красной Армии. 21 ноября Слуцкая Рада издала Декларацию, которая призвала крестьянство на борьбу «за независимую Беларусь в ее этнографических границах» и за «интересы крестьянства». 

В Декларации Совета Слуцка говорилось: «В момент самоопределения всех народов и борьбы их за свою самостоятельность и свободу Белорусский Совет Слуцка, выполняя волю крестьянства, доверившего ей защиту независимости нашей Родины Беларуси, заявляет всему миру об основных требованиях белорусского крестьянства:

1. Беларусь должна быть свободной, независимой республикой в ее этнографических границах. 

2. Объявляя об этом и являясь выразителем воли народа, Слуцкая Рада декларирует свое желание твердо стоять за независимость родной Беларуси и защищать интересы крестьянства от насилия со стороны чужеземных захватчиков. 

3. В случае надобности Слуцкая Рада будет защищаться даже силой оружия, несмотря на численное превосходство врага.


Мы верим, что наше дело есть дело правое, а правда всегда побеждает». 

Уже позже, в местечке Семежев, эта Декларация, видимо, была расширена. Из копии черновика Декларации от 28-29 ноября, сделанной В. Русаком, становится ясно, что в Декларацию были включены пункты о демократических свободах и экономических правах населения, которые ранее были приняты во 2-й Уставной грамоте Рады Белорусской Народной Республики 9 марта 1918 г. 

Слуцкая бригада 

При активной патриотической позиции и поддержке крестьянства и горожан Слуцка «военная тройка», выдвинутая Радой Слуцка (Жаврид, Анципович, Мацели) сумела за три дня сформировать из добровольцев в Слуцке и уезде 1-ю Слуцкую бригаду стрельцов войск Белорусской Народной Республики. Бригада состояла из двух полков: 1-го Слуцкого и 2-го Грозовского.

Основным ядром вооруженной силы стала белорусская милиция, созданная ранее для поддержания порядка в Слуцке и уезде. Формирование армии делалось поспешно, так как, согласно условиям прелиминарного мирного договора, польские войска должны были начинать отход за линию государственной границы. 

Вывод польских войск начался только после подписания специального соглашения (14 ноября) - с 22 ноября. Отходили за линию фронта польские военные соединения медленно. Не по 20 километров в сутки, как это предусматривалось условиями перемирия, а по 10 или немного больше километров.

В районе Слуцка отвод войск происходил в последней декаде ноября 1920 года. 24 ноября 1920 года польские войска оставили Слуцк. Большевистские военные соединения медленно продвигались вперед, не сталкиваясь с польскими войсками. 26 ноября последние польские солдаты-уланы отошли за линию границы. 29 ноября 1920 г. советские войска вышли на новую демаркационную линию: Вызна - Ленино, заняв Слуцк. К концу ноября они вышли на линию от Ленино по реке Случь до Турова и остановились там по условиям перемирия. 

Между рубежом государственной границы и демаркационной линией советских войск образовалась 15-километровая нейтральная полоса. Она не была занята подразделениями Красной Армии. 

Рада Случчины приняла решение, а командование Слуцкой бригады издало приказ 24 ноября оставить Слуцк и отходить по дорогам, ведущим на запад, и собираться в Семежево. Слуцк был оставлен под вечер в тот же день. В сводке полевого штаба Красной Армии от 29 ноября сообщалось, что части Красной Армии заняли город Слуцк.

Семежево (примерно в 8 километрах от государственной границы) находилась в 15-километровой нейтральной зоне с советской стороны. Такая же 15-километровая нейтральная зона была и на польской стороне государственной границы. 

В нейтральной зоне (30 километрах) не должны были находиться ни войска Красной Армии, ни Войско Польское. Формально здесь действовала местная милиция, организованная каждой из двух сторон на своей территории для сохранения порядка. 

В районе городка Семежево окончательно были сформированы оба плка Слуцкой бригады. Это формирование, как свидетельствовала гродненская газета «Белорусское слово» и как потом подтвердил командир бригады А. Сокол -Кутыловский, первоначально состояла из четырех тысяч человек. Но вместе с резервом она насчитывала 10 тысяч человек. 

На всех оружия не хватало. В начале восстания в Слуцкой бригаде насчитывалось всего 300 винтовок, которые были переданы польскими властями, и 500 винтовок, что принесли сами повстанцы. Потом, правда, выяснилось, что 200 польских карабинов были переданы со сбитыми прицелами и для боевого применения оказались непригодными. 

После начала восстания через Белорусскую военную комиссию из Лунинца Слуцкой бригаде были переданы еще винтовки и пулеметы. В декабре 1920 бригада имела уже 2 тысячи винтовок и 10 пулеметов, часть из которых были трофейными. Однако артиллерии в бригаде совсем не было, и это значительно снижало возможность более активных боевых действий. 

Обеспечение благодаря добровольным пожертвованиям крестьян, было налажено хорошо, но потом, по мере сокращения территории под контролем повстанцев, начало ухудшаться. Командиром Слуцкой бригады стрельцов войск БНР Белорусская Рада Слуцка назначила капитана Анастаса Анциповича. 

Командиром 1-го Слуцкого полка был назначен капитан Генерального штаба российской армии П. Чайка (уроженец Слуцка), который до второй польской оккупации работал в должности помощника военного руководителя Слуцкого уездного военкомата.

Командиром 2-го Грозовского полка был назначен капитан Лукаш Семенюк, который с февраля 1920 г. был командиром первого белорусского партизанского отряда (созданного Белорусской военной комиссией в Минске). Были организованы штаб бригады (начальник штаба - капитан Антон Борик), отделы разведки и контрразведки при штабе. Врач Арсен Павлюкевич организовал полевой госпиталь, а Янка Бирюкович - военный суд. 

Действовала также военная школа для подготовки командиров во главе с поручиком Федором Данилюком. Основную часть офицерского состава составляли белорусские офицеры с боевым опытом. Они были участниками Первой Мировой войны. Бригада была пехотной; оба полка ее делились на батальоны и роты. 

В составе бригады также находился конный отряд, полковые обозы и оружейная мастерская. Был сформирован и отдельный от бригады отряд из двух рот. В полках были созданы свои штабы. 

1-ый Слуцкий полк бригады формировался в Слуцке и местечке Семежево из белорусской милиции, крестьян-добровольцев и жителей Слуцка. В начале восстания в составе Слуцкого полка насчитывалось около 2 тысяч солдат. 

Имелись и резервы, но оружия и боеприпасов было мало. Винтовок и нескольких пулеметов хватило только на четверть личного состава. За счет добытых в боях трофеев, оружия от перебежчиков-дезертиров из Красной Армии и помощи от Белорусской военной комиссии в декабре 1920 г. была вооружена половина солдат полка. 

1-ый Слуцкий полк состоял из 4 батальонов, каждый батальон - из 3 рот. 2-й Грозовский полк формировался в местечке Грозове Слуцкого уезда (ныне Копыльский район), Слуцке, а потом и в городке Семежево из белорусской милиции, крестьян-добровольцев, а также горожан Слуцка.

Всего в начале действий Грозовский полк имел около 2 тысяч солдат. Имелся и резерв. Заместителем командира полка был капитан Антон Гнаровский, командирами 1-го батальона - капитан Антон Руденко,  2-го батальона - штабс-капитан Янка Мацели. 

Бригада была боеспособным воинским соединением регулярной армии, имела хороший офицерский состав и, главное, желание солдат воевать за независимость Беларуси. 

Слуцкое вооруженное восстание

В конце ноября 1920 года белорусское войско заняло позиции за 35-40 километров к западу от Слуцка. 1-ый Слуцкий полк занимал уже фронтовой участок от Семежево до Вызны, т.е. протяженностью около 20 километров. Боевые действия повстанцев начались 27 ноября, когда подразделения 1-го Слуцкого полка сделали налеты на размещение позиции 8-й дивизии большевистских войск. Это было начало Слуцкого вооруженного восстания. Этот день - 27 ноября - отмечается как День Слуцкого вооруженного восстания 1920 г., как День Героев, как День Вооруженных сил Белорусской Народной Республики. 

В последующие дни повторялись атаки с нейтральной зоны не только на фронте 1-го Слуцкого полка, но и на участке 2-го Грозовского полка - на полевые посты. Особенно сильно атаковали противника солдаты 1-го и 2-го полков на участке Копыль - Тимковичи - Вызна, протяженностью 60 километров. 

Наиболее значимые бои отдельные батальоны 1-й Слуцкой бригады вели около деревень Садовичи, Дошново, Быстрица, Лютовичи, Морочь, городков Копыль, Вызна. В отдельных боях с красными повстанцы наносили им значительные потери, брали пленных, отбивали назад населенные пункты. Некоторые красноармейцы, в основном из русских крестьян, насильно мобилизованных в Красную Армию, добровольно сдавались в плен или переходили с оружием в руках на сторону повстанцев.

Тогда командование 16-й армии советских войск решило очистить нейтральную зону от повстанцев. Польские власти дали разрешение на вход советских войск в нейтральную зону 4 декабря, на три дня. Таким образом, и польские власти относились отрицательно к повстанцам. 

Однако карательная операция Красной Армии дала мизерный результат: было задержано около 50 дезертиров и 15 перебежчиков. Командование Слуцкой бригады, пользуясь поддержкой населения, вывела основные силы из-под удара советских войск. 

Только в районе Семежево часть белорусских отрядов была разбита и 7 декабря перешла линию нейтральной зоны на польской стороне. Польские военные власти разоружили 30 офицеров и 400 солдат Слуцкой бригады. В это время разногласия в руководстве повстанцев привели к смене командования бригадой. Командир 1-го Слуцкого полка капитан Павел Чайка был арестован по обвинению в измене. 

П. Чайка через одного старика пытался передать пакет с секретными документами на советскую сторону. Однако крестьянин был задержан, а впоследствии арестовали и П. Чайку. Однако при помощи своего друга поручика А. Мироновича, начальника контрразведки, П. Чайка сумел уйти из-под ареста в Слуцк, но там его арестовали за измену советской власти и по приговору «тройки» особого отдела 16-й армии расстреляли 9 января 1921 г. 

Рада Случчины собралась на чрезвычайное заседание и постановила заменить командира бригады и начальника контрразведки. Командиром 1-й Слуцкой бригады 3 декабря 1920 года был назначен штабс-капитан Антон Сокол-Кутыловский, а командиром 1-го полка - подполковник Ахрем Гаврилович, ранее командир 4-го батальона этого полка. Начальником контрразведки был назначен поручик Тодор Янушенко. 

Командиру бригады Рада Случчины временно передала диктаторские полномочия. Штаб Слуцкой бригады после отступления находился в деревне Грицевичи, в двух километрах от реки Лани, в нейтральной зоне, но уже на территории, которая отошла к Польше по прелиминарному договору о мире. После возвращения советских войск из нейтральной зоны на демаркационную линию повстанцы снова начали нападать на передовые части Красной Армии. 

Обычно это были ночные налеты. Так, в ночь на 10 декабря солдаты напали на деревни Кривосёлки и Новоселки, в ночь на 12 декабря - на деревню Старина. Потом повстанцы попытались оттеснить передовые части Красной Армии с занятых позиций. Было начато наступление на поселки Семежево и Опре. В ночь на 13 декабря солдаты 1-го Слуцкого полка и кавалерийского отряда после жестокого боя заняли местечко Семежево. Враг потерял убитыми и ранеными 50 человек. 

Но потом повстанцы с боем вынуждены были отступить. Э. Войнилович в своих воспоминаниях упоминает, что после боев у Вызны и Семежево красные войска, наступая на подразделения Слуцкой бригады, зашли далеко за линию государственной границы, аж за Пузов, под Едчицами, что было уже тогдашней польской территорией. 

Он свидетельствует, что польские войска даже отошли дальше своей демаркационной линии, чтобы дать возможность советским войскам разгромить повстанцев. Штаб Слуцкой бригады, а с ним и Совет Случчины переместились в деревню Морочь (в 20 километрах к западу от Вызны). В ночь на 18 декабря повстанцы вновь заняли местечко Семежево и несколько деревень, взяв в плен 25 красноармейцев, добыли 1 пулемет, много винтовок, транспорт с лошадьми. 

В ночь на 19 декабря с боем была занята Вызна. Солдаты бригады продвинулись на восток от нее. Собрав значительные силы, утром 19 декабря воинские части Красной Армии начали наступление, чтобы ликвидировать вооруженное восстание белорусских воинских частей. В этот же день красными была занята Вызна. Слутчаки начали отходить на запад к деревне Смаличи (в 10 километрах к западу от Вызны). 20 декабря они были оттеснены к реке Морочь. В тот же день солдат Слуцкой бригады с боем выбили и из Семежево.

Польская делегация на мирных переговорах в Риге снова дала согласие на введение советских войск в нейтральную зону, даже на польскую территорию, чтобы преследовать повстанцев и там. Штаб Слуцкой бригады был вынужден перебраться в деревню Заостровечье (ныне Клецкий район), у реки Лань, за которой стояли польские войска. В эту деревню собирались повстанцы из разбитых отрядов. 

Рада Слутчины приняла решение о переходе реки, так как уже не хватало ни боеприпасов, ни продовольствия. Перед самым уходом за Лань 1-ый Слуцкий полк за участие в боях получил в знак награды от Совета полковой флаг золотистого цвета, 2 метра длиной и метр шириной. Посередине флага был вышит государственный герб «Погоня» диаметром 45 сантиметров, а вокруг Погони надпись: «Первый Слуцкий полк Белорусской Народной Республики». 

28 декабря 1920 г. Слуцкая бригада перешла реку Лань. 31 декабря на территорию, контролируемую Польшей, перешел последний отряд слуцких повстанцев. Однако днем окончания Слуцкого восстания считается 28 декабря. Таким образом, военные действия Слуцкой бригады длились месяц. Из состава бригады один батальон (около 400 человек) во главе со своими офицерами не согласился уйти на польскую территорию и остался в нейтральной зоне, чтобы продолжать военные действия, но уже партизанского характера. В основном это были сторонники генерала С. Булак-Балаховича. Этот батальон разделился на десяток групп, и его солдаты партизанили еще несколько лет. 

Судьба повстанцев 

После перехода на территорию, которую контролировали польские войска, офицеры и солдаты Слуцкой бригады были разоружены и интернированы (до официального окончания советско-польской войны и подписания окончательного мирного договора) сначала во временном лагере в местечке Синявка (ныне Клецкий район), потом в лагере в Белостоке, а с начала марта 1921 г. в лагере в Дорогуске (на реке Западный Буг возле Хэлма). 

Они были освобождены из лагеря только в мае 1921 г., после ратификации РСФСР и УССР, с одной стороны, и Польшей, с другой стороны, подписанного в Риге 18 марта 1921 окончательного мирного договора (снова без участия БССР). 

Мирный договор был ратифицирован президиумом Всероссийского ЦИК 17 апреля и главой Польского государства Ю. Пилсудским 15 апреля. Кстати, в результате Рижского мира 1921 года государственная граница между Польшей и БССР была немного изменена именно на территории Слуцкого уезда в пользу Польши. 

К Польше отошла территория между реками Лань и Случь, а также некоторые участки на север от Минска в районе Радошковичей. Интернированные солдаты 1-й Слуцкой бригады стрельцов войск БНР находились в тяжелых условиях. При плохом питании они должны были тяжело работать на разных работах. Тем не менее в лагере проводилась культурно-просветительская работа, иногда на вечеринках показывались пьесы белорусских авторов и декламировались стихи Янки Купалы, Якуба Коласа и Алеся Гаруна, а хор исполнял белорусские песни. 

20 апреля 1921 г. интернированные были переведены в ранг военнослужащих и переданы под командование командира 1-й бригады стрельцов армии БНР капитана А. Сокола-Кутыловского, а потом капитана Иосифа Залесского. После освобождения из лагеря солдаты и офицеры Слуцкой бригады разъехались в разные места Западной Беларуси. Около 2500 солдат 1-й Слуцкой бригады, которые не согласились пойти в лагерь для интернированных, остались в окрестностях Несвижа. 

Они вместе с солдатами одного из батальонов Белорусской армии генерала С. Булак-Балаховича и белорусскими дезертирами из Красной Армии составили вместе около 4 тысяч человек. Из этих людей организовывались партизанские отряды, часть которых их перешла на территорию БССР для борьбы против советской власти. Часть белорусских повстанцев была направлена командованием польского 4-й армии в рабочие дружины и занималась восстановление мостов, дорожными и другими работами в прифронтовой полосе. 

В начале января 1921 эти рабочие дружины насчитывали более полутора тысяч человек. Рабочие дружины пополняли и белорусские партизаны, которые в определенных обстоятельствах вынуждены были перейти на польскую территорию. После ратификации мирного договора главное командование Войска Польского 24 апреля 1921 г. отдало приказ о ликвидации всех белорусских воинских формирований и рабочих дружин, что было исполнено в мае 1921 года.

Архив Слуцкой бригады в июле 1921 капитан Сокол-Кутыловский вывез в Вильно и передал Брониславу Тарашкевича. Флаг 1-го Слуцкого полка А. Сокол-Кутыловский просил епископа Пинско-Новогрудского Пантелеймона принять в Новогрудский собор, но епископ в просьбе отказал. 

Много слуцких повстанцев осталось в Западной Беларуси. Часть рядовых вернулась в БССР после амнистии, объявленной советской властью в связи с окончанием Гражданской войны в России. Амнистия была расширена и на Беларусь. Но, несмотря на амнистию, рядовые, участвовавших в Слуцком вооруженном восстании, были приговорены к 1 году заключения. Потом они работали, в основном, в колхозах. Однако в 1937-1938 гг. участники повстания были вновь арестованы и бесследно исчезли. 

Политические и военные руководители восстания в большинстве были репрессированы советскими карательными органами. Несколько офицеров Слуцкой бригады после окончания восстания были переданы польскими властями советским органам и расстреляны. По свидетельству А. Сокола - Кутыловского, среди них были капитан Анастас Анципович и Антон Руденко. 

Подполковник Ахрем Гаврилович и поручик И. Богушевич вернулись через несколько лет в Слуцк, поддавшись большевистским обещаниям об амнистии, но были арестованы, осуждены и погибли в советских концлагерях. Такая же судьба постигла и рядовых стрельцов, которые через 4-5 лет вернулись из Западной Беларуси в Слуцк. Поручик Броневицкий был убит в Польше агентом НКВД. Поручики Тодор Янушенка и Николай Кернажицкий были арестованы в 1939 г., после присоединения Западной Беларуси к СССР, и были направлены в лагеря. Прапорщик Рудик был репрессирован в 1940 г.

Наиболее известные деятели, участники Слуцкого восстания, также были репрессированы советскими карательными органами.

Антон Сокол-Кутыловский дважды арестовывался НКВД - 19 июня 1941 г. в Барановичах (но через несколько дней из-за отступления Красной Армии освободился из тюрьмы) и в 1945 г. и отбывал наказание в лагерях. Павел Жаврид , который вернулся на родину в 1923 г., был арестован в 1930 г. и умер в 1939 г. в лагере. Юрий Листопад, член Рады Слутчины летом 1922 г. вернулся на родину, трижды арестовывался, был осужден и расстрелян в 1938 г.

Макар Костевич (Кравцов), автор гимна БНР « Мы выйдзем шчыльным радамі» , подпоручик, заведовал типографией повстанцев в Клецке. В октябре 1939 г. арестован НКВД в Вильно и вывезен в СССР. Дальнейшая судьба его неизвестна.

Иосиф Логинович (псевдоним Павел Корчик) был солдатом (старшим писарем) 2-й роты 1-го Слуцкого полка. В Западной Беларуси принимал участие в революционном движении и стал национальным секретарем коммунистической партии Западной Беларуси. Приговорен в СССР к расстрелу, он умер в 1940 г. в минской тюрьме.

Среди слуцких повстанцев было много сильных личностей людей. Это были политические и общественные деятели, офицеры и рядовые, интеллигенты, горожане и крестьяне, сознательные белорусы. Все они выступали за независимость Родины . Некоторые продолжали партизанскую борьбу и после восстания. 

Слуцкие повстанцы 1920 за короткий срок смогли образовать боеспособные соединения белорусского национального войска, которые сумели в неблагоприятных условиях в течение месяца вести тяжелую борьбу против значительно более сильного противника. Однако в тех обстоятельствах, сложившихся в конце 1920 г., без какой-либо помощи извне, при враждебной, по сути, позиции Польши, судьба восстания была предрешена. Но это не уменьшает его значения в истории Беларуси ХХ века. Слуцкое вооруженное восстание вошло в историю как одна из славных страниц белорусского национально-освободительного движения.

Литература: 

1. Грыцкевіч А. Артыкулы «Беларуская рада Случчыны», «Грозаўскі полк», «Слуцкі полк» // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі. Мінск, 1993—2001. Т. 1, 3, 6 (ч. 1); Беларуская энцыклапедыя. Мн., 1996—2002. Т. 2, 15.

2. Грыцкевіч А. Артыкулы пра Слуцкі збройны чын у газеце «Наша слова». 1998—2004.

3. Грыцкевіч А. Падзеі на Случчыне ў 1920 г. (Слуцкае паўстанне) // Памяць. Слуцкі раён. Слуцк. Кн. 1-я. Мінск, 2000. С. 192—196.

4. Грыцкевіч А. Пра падзеі на Случчыне // Слуцкі край. 1992. № 93—96.

5. Грыцкевіч А. Слуцкае паўстанне 1920 г. — збройны чын у барацьбе за незалежнасць Беларусі // Спадчына. 1993. № 2. С. 2—31.

6. Змагар А. Вызвольныя шляхі. Кліўленд. 1965. С. 41—44.

7. Историко-стратегический очерк XVI армии. Могилев, 1921.

8. Круталевич В. А. История Беларуси: Становление национальной державности (1917—1922 гг.). Мн., 1999.

9. Лістапад Ю. Узьбіліся на свой шлях // Спадчына. 1998. № 1.

10. Найдзюк Я., Касяк І. Беларусь учора і сяньня. Мн., 1993.

11. Слуцкі збройны чын у дакумэнтах і ўспамінах. Мн., 2001.

12. Сокал-Кутылоўскі А. Мае ўспаміны аб Слуцкім збройным змаганні з бальшавікамі ў 1920 годзе // Зважай. 1989. № 4.

13. Јatyszonek O. Biaіoruskie formacje wojskowe. 1917—1923. Biaіystok, 1995. S. 195—208.

Анатолий Грицкевич, nasledie-sluck.by
00:36 12/04/2016
загружаются комментарии