Масленица по-советски

11 марта 1931 года вошло в историю России как день, когда в СССР были запрещены продажа и ввоз Библии.
Масленица по-советски
Эта книга, согласно мнению членов компартии, противоречила идеям марксизма-ленинизма, и потому приравнивалась к антисоветской литературе. 
Вероятно, запрещение на ввоз (стало быть, из-за рубежа) был связан, прежде всего, с идеологической паранойей, так как это предполагало разного рода контакты с иностранными организациями. Запрещена была также розничная продажа Библии в государственных (а других тогда не было) книжных магазинах СССР. 

В принципе, большевики с самого первого дня пребывания у власти взяли курс на уничтожение церкви - достаточно лишь вспомнить массовые казни священников в годы Гражданской войны, или кампанию по изъятию церковных ценностей в 1922 году, затеянную лишь с одной целью - разгром церковной организации, арест, а затем расстрел Патриарха и членов Синода. Патриарх Тихон действительно был арестован и содержался во внутренней тюрьме ОГПУ, но образцово-показательное дело сшить не получилось, поэтому Патриарха отпустили домой - под домашний арест. 

После смерти Тихона в 1925 году, казалось, травля церкви постепенно сошла на нет - да и травить-то уже было некого: храмы были закрыты, священники - либо репрессированы, либо были забиты до полусмерти. Но, как выяснилось, это было не просто пауза, а затишье перед бурей. 

В начале 30-х маховик антицерковной кампании начал раскручиваться с новой силой - но теперь большевики хотели уже не просто уничтожить церковь, но и вытравить саму память о Боге. 




На рубеже десятилетий в Москве прошел "исторический" II съезд Союза безбожников, на котором эта организация была переименована в Союз воинствующих безбожников. Смена названия ознаменовала собой резкий поворот антирелигиозной риторики  большевиков — от довольно беззлобной атеистической пропаганды власть перешла к созданию собственного культа - нелепой гротескной пародии на христианство. Впрочем, тот, кто мог бы распознать всю нелепость действий власти, подлежал немедленному уничтожению. "Рабочие массы должны раздавить главного классового врага, выступающего под религиозной оболочкой,— призывал главный безбожник Страны советов Емельян Ярославский (настоящее имя — Миней Губельман).— Пора, наконец, покончить с активом попов, раввинов, мулл, благовестников, проповедников всякого рода, шаманов, колдунов и прочих паразитов, притаившихся на теле СССР, а на деле являющихся махровой контрреволюцией, еще не попавшей в Соловки..." 


Призыв был услышан. 




Как же проходили новые советские праздники? Очень просто - с ночными факельными шествиями, ритуал этого действа был целиком заимствован у итальянских фашистов. "Антирелигиозники устроили в селе ночное факельное шествие с песнями, на площади у церкви поставили громкоговорители, чтобы осыпать бранью прихожан,— писал в своих дневниках ученый и протоиерей Михаил Елабужский.— На вокзале схватили епископа Амвросия за волосы ... Надо ждать новых бедствий".


Следом предлагалось отказаться от христианских имен, и давать детям новые, "коммунистические".


Для большей убедительности, лекции о вреде религии читались в бывших храмах.


Храмы переделывались в капища новой коммунистической "религии".   


Впрочем, доставалось не только православным храмам. Первый удар безбожник Ярославский нанес по синагогам.


В Белоруссии были закрыты все католические костелы.  


Но, несмотря на все усилия безбожников, граждане не спешили следовать их примеру. Более того, ответом же на гонения стала волна чудесных «обновлений» - граждане верили, что мистическим образом "обновлялась" позолота то на церковных куполах, то на окладах икон. Резко выросло число сектантов и членов различных старообрядческих общин. И тогда власти решили нанести сокрушающий удар: была запрещена Библия, запрещена Рождественская елка и встреча Нового года, изменен календарь - вместо привычных недель были введены "пятидневки", по которым невозможно было высчитать время важнейших церковных праздников...


Было организовано и рабочее движение "Долой Пасху!" 

 
Но и сама власть не могла обойтись без "чудесных знамений" - например, на этом фотоснимке из Ленинграда показана чудесно проступившие следы прохожих в виде символической пентаграммы...


... И без символических "жертвоприношений".  






Удостоверение от Союза.




Региональные офисы РПЦ. 



Емельян Ярославский.  










05:45 11/03/2013
загружаются комментарии